Перейти к содержанию
Авторизация  
Туранчекс

"Плата по счетам" - повесть детектив. от Туранчекса.

Рекомендуемые сообщения

Мира вам и просветления братья гроверы. Простите что пропал. Была операция. Отходил. А пока отходил, начирикал повесть. Детектив, в лучших традициях Агаты Кристи. :kur:

Оцените братья мою работу. Как всегда и бывает в хорошем детективе, все раскрывается в самом конце. Так что вам придется дочитать до самых последних сток чтобы понять кто убийца. тот кто догадается раньше эпилога от меня лайк :tanz:. Сделайте Туранчексу приятное, прочитайте не поленитесь. Надеюсь получите удовольствие.

 

 

Плата по счетам.

С. М.

 

Глава первая.

 

«Лысина, это те же кудри, только в последней стадии развития», - вспомнил шутку одного известного сатирика Михаил, с глубоким вздохом проведя рукой по абсолютно голому, лишенному и намека на былую шевелюру, черепу. Некогда озорной взгляд голубых глаз, сменился на взгляд усталого и побитого жизнью человека. Впалые щеки, требовали срочного вмешательства острой бритвы, а обветренные бесцветные губы, сложенные в тонкую нить, скрывали покрашенные никотином и чудовищными дозами кофе зубы, цвета охры. Острые высокие скулы, выпирающие по бокам исхудавшего лица, многое могли бы сказать хорошему физиономисту: например, о властном, непреклонном характере их хозяина о его силы воли, холодности и злобе. Но Михаил знал, что это всего лишь следствие постоянного недосыпа и недостатка калорий. Какая властность?! Какая сила воли?! Он бесхребетное слабовольное существо, не достойное мимолетного взгляда. Михаил хотел разбить в дребезги это противное зеркало, которое не желало с ним считаться, и щадить его самолюбие оно тоже не собиралось. Все и всё против него.

Он открыл шкафчик, висевший над умывальником в ванной его однокомнатной квартиры и с тоской посмотрел на его пустые полочки. Совсем недавно они еще изнывали от обилия косметики, баночек с мазями для рук и лица, духов и всякой другой женской ерунды. Раньше он не мог найти места в этом шкафчике, для своего бритвенного станка, зубной щетки и единственного пузырька туалетной воды. А теперь эти полочки были пусты, и он был готов поклясться - они взирали на него с укоризной и осуждением. По утрам он никак не мог найти свою бритву и предметы личной гигиены, находя их то на бочке унитаза то вообще на полу. По началу это его веселило, но с годами стало раздражать и откровенно злить, что становилось причинной вечных скандалов и споров. Сейчас шкафчик был полностью в его распоряжении, но он не испытывал от этого радости. Алиса ушла от него к другому. К тому, кто сможет обеспечить осуществление всех ее прихотей и желаний. Хотя Михаил из кожи вон лез, чтобы удовлетворить все ее запросы и требования, а в ответ получал лишь черную неблагодарность и упреки.  Но он любил и продолжал любить эту маленькую стерву. Не взирая ни на что Алиса скрашивала его унылое существование. И даже сейчас, представляя ее в объятьях другого мужчины он не скрежетал зубами и не сжимал кулаки, как подобает настоящему самцу у которого отбили его самку. Михаил скучал и лил слезы, готовый принять ее обратно, пусть она только изъявит такое желание.

 «Тряпка!» - сказал про себя Михаил, угрюмо смотря в свое отражение.

Так мало ему этого его еще вдруг пригласили на вечеринку, где соберутся бывшие однокурсники с института.

«Надо же, вспомнили о моем существовании. Сволочи!»

Будут наверняка хвалится своими достижениями и стебаться над Мишей «заячья губа». Это погоняло ему повесили, когда он, будучи на втором курсе поехал на дачу и там он упал, сильно повредив верхнюю губу. Потом все прошло и даже шрама не осталось, но кличка никуда не делась. Вот так он и доучился до конца, откликаясь на «заячью губу». Он ненавидел это прозвище. Но слабохарактерный Михаил Агарунов не мог ничего с этим поделать.

«А может мне никуда не идти?» - спросил себя Михаил.

Но потом решил, что это будет выглядеть как проявление малодушия и плюнув в сердцах, пошел собираться.

Не отличающийся разнообразием его гардероб дешевой одежды, Михаила вполне устраивал. Он не был привередливым в этом смысле слова человеком. Но был постоянно за это «бит» Алисой. Она не упускала не единой возможности подколоть своего мужчину за то, что он одевался как гастарбайтер, ей мол стыдно с ним было выйти в люди.

«Сучка! Да какая к чертям была разница какой фирмы тряпка. Тряпка она и в Африке тряпка! То же мне примадонна. Стыдно ей было, видите ли. Одним словом - стерва»

Прикинув что бы на себя набросить, чтобы эти пижоны, с которыми ему придется сегодня провести вечер, над ним не издевались из-за его прикида Михаил, выбрал единственную рубашку, которая имела этикету – «Pierre Cardin» и джинсы от Левы Штрауса. Купленные им на распродаже, чисто чтобы заткнуть Алисе рот. Михаил был патриотом своей страны. Ел только отечественные продукты, одевался в одежду российских производителей и даже ездил на ладе калине, исключительно из патриотических соображений. И пусть каждый месяц первого числа как по заказу он посещал мастерскую по причине всевозможных поломок этого крайне некачественного продукта российской автомобильной промышленности, это был ритуал, от которого он не стремился никак избавиться.

«Надо купить какой-то презент, - подумал он. Но какой? Вино? Цветы? Модельку газ-24? Плющевого мишку? Что?»

Была бы его воля, он бы взял с собой многозарядный помповый гранатомет ГМ-94, опять же российского производства, и взорвал бы там все к хренам собачим.  Мда! Мечтать не запретишь. Михаил всегда грезил о вещах невозможных и труднодостижимых, которые так и оставались мечтами. Он никогда не находил в себе душевных сил, чтобы хоть попытаться что-либо изменить в своей жизни. Так и буксовал на месте. Возможно это была еще одной из причин, из-за чего Алиса помахала ему ручкой прежде чем хлопнуть дверью и уйти из его жизни навсегда.

Посмотрев на часы Михаил хлопнул себя по бедру - он опаздывал. А опаздывать он не любил. Ехать ему в Подмосковье, километров сто пятьдесят - сто семьдесят, в город Рошель. А ведь еще надо заскочить в магазин и что-нибудь все-таки купить. И жаль, что это будет не гранатомет. А еще дорога. Февраль выдался особенно студёным. И гололед на трасе обеспечен. Так что учитывая все это, ему за три часа не добраться до дома Игната Пахомова, этого напыщенного индюка. Надо поторопится.

Одев по верх рубашки от итальянского голубка - толстовку, которая в современной интерпретации имела совершенно другой вид и смысл, нежели во времена великого русского классика. Потом накинув демисезонное пальто выскочил из дома, чуть не забыв ключи от паразитирующей на его шеи и пьющей его кровь - лады калины.

Прошвырнувшись по магазинам Михаил все-таки остановился на бутылке дорого вина - относительно дорогого и коробки конфет, решив, что с Игната и этого достаточно. Затем еще раз посмотрев на часы, поспешил выехать пока пробки не парализовали город.

Михаил завел машину и дал ей немного прогреться. На приборной доске ярким красным цветом высветилась цифра - минус двадцать три за бортом. Зима к концу февраля и не думала уступать свои позиции. В салоне автомобиля было немногим теплее чем на улице, и Михаил включил обогрев, хотя очень не любил запах искусственно нагретого воздуха. Его так и подмывало нажать на газ, но зная капризный характер своей малышки опасался, что она может по дороге выкинуть нечто нелицеприятное из-за чего он застрянет на полпути и Михаил решил не испытывать судьбу и подождал пока двигатель этой инвалидной коляски будет полностью готов к труду и обороне.

Михаил был дисциплинированным водителем. Скорость не превышал, на обгон не шел, понапрасну не сигналил, в общем ехал в свое удовольствие. Из динамиков доносилась тихая музыка, колеса шуршали по свежевыпавшему снегу, крупные снежинки замысловатых форм атаковывали лобовое стекло его калины, чтобы тут же быть сметенными проворными дворниками. Это были именно те редкие моменты ради которых стоило жить. Маленькие радости жизни, так сказать, придающие смысл унылому существованию. Михаил обожал такие поездки. В одиночестве со своими мыслями и ненавязчивой музыкой.  Иногда, поссорившись с Алисой он выезжал за Москву покататься пару часов, успокоить свои нервы. Чтобы сделать круг и вернуться обратно к своей Алисе, обновленным и умиротворённым. Женщина не жаловала его за это, как впрочем, и за многое другое. Оглядываясь назад, Михаил сам себе удивлялся: более неподходящей пары чем они с Алисой трудно было найти. Но не взирая ни на что, он продолжал ее любить. Воистину, любовь зла – полюбишь и козла. В его случае: козу, ну или овцу, вопрос нюанса.

Михаил посмотрел на часы – девятнадцать тридцать семь. Ему сказали подъезжать к восьми. Успеет! Педантичный и пунктуальный Михаил Агарунов, страх как не любил опаздывать. Он всегда держал слово. Он как швейцарские часы, по нему можно было сверять время. Мужчина вдруг нахмурился, потому что вспомнил что его ждет в конце дороги. А его ждала встреча с людьми, которых он ненавидел всей душой. Высокомерные и чванливые, представители так называемой интеллигенции. Твари, которые уважали и любил только себя. Какое было облегчение, когда он закончил институт и ушел на волю оставив позади этих людей уверенный, что больше никогда их не увидит. Но каково же было его удивление и досада, когда вдруг ему позвонил Игнат Пахомов, и пригласил на вечеринку, тоном, не принимающим отказа. Спустя десять лет эта кучка мудаков и дебилов вдруг вспомнила о его существовании. И как только они нашли его номер телефона? Хотя что тут удивительного - фейсбук, ВК, одноклассники, инстаграмм. Соцсети – бич современного человека. Хотя, в каждой вещи есть свои не только минусы, но и плюсы, «с паршивой овцы хоть шерсти клок», максимум он насладится поездкой. Побудет там с часик и сославшись на неотложные дела уедет. Потом обязательно сменит номер телефона, сотрет все свои данные из фейсбука и иже с ним и забудет это как страшный сон. Как же Михаил ошибался на этот счет. Этот вечер он не забудет до конца своей жизни.

 

Глава вторая.

 

Небольшой городок Рошель – последний из списка городов и сел Подмосковья встретил его не совсем дружелюбно. Снегопад усилился, а узкие улицы и улочки этого населенного пункта с его двадцатью тысячным населением были завалены сугробами. Сверяясь по гуглкарте Михаил, нашел дом Игната Пахомова – большую виллу в конце длинного ряда таких же вилл в респектабельном районе города. Одним словом – пижон. Ведь всегда есть возможность сказать, что у тебя есть вилла и умолчать о том, что находится она в ста семидесяти километрах от Москвы в маленьком непримечательном городке.

Припарковав свою калину подальше от мерседесов, ауди, вольв, джипов и фольксвагенов – лошадок люкс класса гостей Игната Михаил, подошел к парадной двухэтажного дома и в нерешительности ткнул в кнопку звонка.

Дверь долго не открывали. Михаил позвонил еще раз. А потом еще раз. Собачий холод сковал его члены, хотелось в тепло. И вот когда он уже собирался вернуться в машину и плюнуть на эту затею, дверь открылась. А пороге стоял розовощекий гигант Артем Синица.

- Губа! Как дела старик? – Завопил великан – Тоша борода. - Проходи в дом Губа, чего стоишь. Сколько лет сколько зим?! Тебя уже все заждались. Опаздывать не хорошо.

Михаил автоматически посмотрел на часы. Они показывали ровно двадцать ноль-ноль.

- Добрый вечер Артем. Рад тебя видеть. Мне сказали в восемь. Разве нет?

- Ты не неправильно все понял. В семь. В СЕЕМЬ! Ну не важно. Доехал, уже хорошо, - хитро улыбаясь произнесла эта гнида.

Сын банкира Всеволода Синицы – Артём Синица всегда отличался мерзким характером и не упускал случая подстебнуться над провинциальным Михаилом. Ничего не меняется. Эти гады снова его провели.

-  Какое интересное у тебя пальто Миха. Фирмы «москвичка»? – Гогоча спросил он, принимая с рук Михаила вполне добротное изделие.

Как же хотелось взять камень и одним точным и сильным ударом стереть ухмылку с этой противной рожи. Михаил с содроганием в сердце понимал, что это только начало, внутри дома его ждала дюжина таких Синицыных. Ох, зря он согласился приехать, ох зря!

Пропустив Михаила вперед Тоша борода, легко толкая немного упирающегося Агарунова в спину, практически впихнул того в большой салон не маленькой виллы, где его ждала свора волков готовые терзать и рвать.

Игнат Пахомов его жена Ирина Пахомова в девичестве Свердлова – хозяева дома. Александр Каштанов с женой, Олег Погорелый, Бек Ибрагимов с подругой. Нюра Куйбышева с подругой! Казимир Богомиров, Гриша Рапопорт тоже с женой. Вся компашка в сборе. Парадоксально, но несмотря на лютую к ним ненависть он следил за этой компанией по соцсетям и был в курсе изменений в их личной и общественной жизни. Кто на ком женат у кого сколько детей. Кто где работал и сколько получал, куда ездили отдыхать. Все свое грязное белье современный человек вывешивал на всеобщее обозрение и не из чего не делал секрета. И тут вдруг она… прекрасная незнакомка – миниатюрная женственная с черными как смоль волосами и с синими как небо глазами. Молодая женщина в скромной одежде не от кутюр сильно выделялась на фоне расфуфыренных в перья падких на золото и брильянты дородных самок. Точенная фигурка, тонкие нежные ладошки с длинными пальцами пианистки поигрывали с салфеткой.  Она посмотрела в глаза Михаилу и у него сердце ушло в пятки от ее проникновенного изучающего и немного ироничного взгляда. На висках у Агарунова проступили бисеринки пота, хотя в доме было не жарко несмотря на большой камин, в котором горели крупные поленья березы.  Он не мог оторвать от нее глаз. Весь мир перестал для него существовать.

Как только Михаил показался на пороге зала все загалдели и зашумели, приветствуя Агарунова. Но он их не слушал и не замечал. Он смотрел только на нее, глупо улыбаясь в невпопад отвечая на приветствия.

- Хороша, не правда ли Миха? – Зашептал ему в ухо Артем. – Сара Мендельсон. Это я ее привел. Специально для тебя. А ты не хотел ехать.

- Я, не… - придя в себя от наваждения заговорил Михаил.

- Ладно, не напрягайся Губа, - больно хлопнув по спине Михаила, со смехом сказал Тоша борода и впихнул остолбеневшего гостя в зал.

- Леди и джентльмены, прошу любить и жаловать Михаил Агарунов известный еще как «заячья губа» во плоти, - кривляясь прокричал Артем. – Этот суровый мужчина в толстовке почтил нас своим присутствием, за что ему глубокий поклон до земли, - сделав реверанс Тоша борода склонился в поклоне.

«Фигляр!»

- Миша здравствуй дружек, - встал ему на встречу Игнат, рад встречи. Столько лет прошло. Артем, отвали! Оставь человека в покое. – Игнат был сама любезность. Но Михаил знал его как облупленного. В словах отпрыска четы Пахомовых – Майи и Ивана имеющие большой магазин брендовой одежды на Кутузовском проспекте не было искренности и добродушия. Все в нем было напускное и не настоящее.

Вальяжно развалившись на дорогих диванах и креслах, эти пресловутые представители московского бизнес бомонда, потягивали вино из высоких бокалов и мило на первый взгляд общались. Как будто не замечая Михаила. Тот скромно присел на свободный стул и затравленно смотрел по сторонам. Эти люди, с которыми ему довелось провести пять лет своей жизни не замечали Михаила. И даже тот же Игнат, поприветствовав Агарунова, тут же забыл о его существовании. Десять лет прошло с их последней встречи. Но ничего не изменилось. Зачем вообще его пригласили? Чтобы лишний раз ткнуть его носом в его же дерьмо? Они всегда это делали. Михаил чувствовал, что это игра. Игра, в которую эти злобные твари продолжали играть, самозабвенно упиваясь своей значимостью, держа на коротком поводке парня из Рязани. Он вспомнил тот день, когда к нему подошли и пригласили присоединится к их маленькой компании в столовке института. Зачем? С какой целью? Может потому что Михаил обладал феноменальной памятью, аналитическим умом и шел на красный диплом? Или потому что он был прекрасным объектом для насмешек и стеба? Господи! Как же он их всех ненавидел.

- О! Миша принес десертное вино, - гнусно улыбаясь, воскликнул Казимир. И все заулыбались, вгоняя Михаила в краску.  Сбившись в стайку женщины, поглядывали на Мишу и о что-то обсуждая смеялись в ладошки. Неблагодарные сволочи.

Он еще раз пожалел, о том, что вместо бутылки проклятого вина не прихватил с собой гранатомет. Михаил был на гране срыва. Ох зря он приехал, ох зря! Он кипел от гнева и ярости. И был готов взорваться в любую секунду, как вдруг…

- Добрый вечер Михаил! – Раздался ангельский голосок, выводя его их ступора. – Простите, нас не представили. Сара Мендельсон.

Михаил обернулся на голос и его парализовало. Светло пятнышко света среди мглы и мрака. Нежное создание, в легком воздушном платье зависло перед ним в воздухе колыхаясь на ветру. Она протянула ему свою руку, и он с радостью отметил, что ее безымянный палец не был украшен обручальным кольцом.  

- Ми… Михаил, - откашлявшись прошептал он, приняв ее руку легко прикоснувшись к ней губами. Бархатная кожа будоражила его сознание, а запах шанель номер пять «grant extrait», сводил с ума. Он встал со стула и пригласил девушку присесть.

- Вы очень галантны Михаил. Это сейчас такая редкость, - мило улыбнувшись сказала Сара. – Я много о Вас слышала.

Михаил нахмурился. Это прозвучало зловеще. Что ей могли о нем наговорить. Наверняка только плохое: - Серьезно? И что же вы об о мне слышали? – Тут же закрывшись, спросил он. Волшебство момента стремительно таяло.

Сара взяла его за руку и таинственно улыбнулась, не отрывая от него взгляда позвала: - Сашенька! Ты не мог бы принести Михаилу стул?! 

Адександр Каштанов прозванный Гномиком за свой невысокий рост, ушлый пройдоха и картежник имеющий автомобильный салон в центре Москвы тут же откликнулся на призыв прекрасной дивы и потащил к ним через всю комнату тяжелое кресло.

- Что только не сделаешь для друга, - скривив свою физиономию в гримасе смутно напоминающую улыбку произнес он.

Смущенный таким вниманием Михаил, невнятно поблагодарил Алекса и присел на край кожаного кресла.

- Чем Вы занимаетесь Михаил? - Спросила Сара.

- Аналитический отдел фондовой биржи. Сбор и обработка аналитической биржевой деятельности. Скукота.  А вы?

- Хм. Ну почему скукота? По-моему, очень даже интересная работа. Главное надо любить то чем ты занимаешься. Я вот реставратор.

- И что Вы реставрируете?

- Игрушки, - хитро улыбаясь ответила Сара.

- Простите? В смысле игрушки? – Не понял он.

- Ну, видите ли Михаил, есть раритетные игрушки, которые существуют в единичных экземплярах и есть коллекционеры которые их собирают. Так я привожу их в божеский вид.

- Интересная работа наверно.

- Очень!..          

Сара рассказывала Михаилу особенности своей деятельности, а он сидел и слушал, млея от тембра ее мягкого обволакивающего голоса. Он баюкал и укачивал. Он не замечал, как все остальные поглядывали на них загадочно улыбаясь и хихикая. Если бы Михаил только знал, что ему еще предстоит стать главным блюдом на этом банкете. Хотя, скорее всего он об этом догадывался.

- Агарунов, как жызн? – Неожиданно чей-то грубый голос прервал прекрасный поток ручейка, исходящий из уст Сары Мендельсон.

Это был Бек Ибрагимов. «Посол» Азии в России. Бек всегда был очень высокого о себе мнения. И не упускал это подчеркивать при каждом удобном случае. Но не смотря на высокую заявку Бек, никак не мог избавится от своего акцента, что кстати не помешало ему занять должность директора банка.   

- Нормально Бек. Сам как? – Михаил ужасно разозлился, что им помешали, но заставил себя любезно улыбнуться и поддержать разговор.

- Банки, дэнги, сдэлки. Круговорот бабла в прыродэ, - задумчиво произнес Бек, доставая из кармана электронную сигарету.

- Знакомо.

- Развэ? Ты же толко с цифрами дела имээш. Поди как банкноты выгладят не помнишь уже. А? – Громко рассмеялся Бек и хлопнув Михаила по плечу хохоча удалился.

- Придурок! – Выдохнул Михаил, и услышал переливчатый смех своей новой знакомой. – Я это в слух сказал? – Покраснел Михаил.

- Ага! – Залилась Сара смехом еще сильнее. – Да еще с таким чувством.

Сперва Михаил почувствовал стыд, затем обиду за такую реакцию, мгновением позже его уже трясло от злости и вот спустя еще одно мгновение, и он уже сам во всю смеялся вместе с ней. Это был очистительный смех, смех, который сильным потоком вымыл из Михаила весь негатив скопившийся за последние годы. Он мучимый расставанием с Алисой тотчас же забыл о ее существовании. Но она видимо забывать не желала.

 

Глава третья.

 

- Ирочка, золотце иди помоги мне. Пирог уже готов, а я не могу найти у тебя подходящую тару. - послышался из кухни до боли знакомый голос.

Голос, который насмехался над Михаилом долгие годы. Голос, который требовал и критиковал. Голос, который он уже не надеялся когда-либо услышать. Это был ее голос. Голос Алисы.

Михаил застыл словно изваяние. Сердце его учащенно забилось. И он не мог бы сейчас объяснить причину этого возбуждения. Вся компания замерла, с интересом наблюдая за его реакцией.

"Что она тут делает? - спрашивал себя Михаил. - За каким лешим и ради всего святого зачем кому-то понадобилось разыгрывать с ним эту злую шутку."

Он медленно обвел присутствующих глазами. Те мгновенно сделали вид, что ничего не происходит, и продолжили заниматься своими делами. Ирина Пахомова, встала со своего места и прокричав: - Алиса я иду. - продефилировала на кухню, подмигнув Михаилу глазом. 

- Что с вами, Михаил? - Заметив, что мужчина побледнел, спросила Сара, взяв того за руку.

- Моя бывшая здесь. И я ума не приложу, что она тут делает. И кого за это надо благодарить, - зло сверкнув глазами, процедил Михаил сквозь зубы.

Сара, что-то говорила. Пытаясь его успокоить. Но Агарунов ее не слушал. В его душе бушевала буря переживаний и гнева. Знать бы кто устроитель этого спектакля, свернул бы ему шею. Он всем сердцем желал провалится сквозь землю, пропасть, исчезнуть, испарится, лишь бы не попасть ей сейчас на глаза. Ведь ей достаточно только его увидеть и такое начнется… Михаил уже понял, что позвали его сюда на потеху. Позвали, чтобы поднять на смех, опозорить, растоптать, уничтожить. Алиса никогда не отличалась тактом и рот свой на замке держать не будет. Михаил посмотрел на Сару глазами полные отчаяния. Чем очень испугал девушку. Та сжала его руку еще сильнее и наклонившись жарко зашептала на ухо: - Миша, я все понимаю. И прошу вас не переживайте. Я в обиду вас не дам. Поверьте, мне на слово. Лучше ей к вам не цепляется. Иначе она на своей шкуре почувствует полноту силы слова, которым меня наградил Всевышний.

Михаил слабо улыбнулся и с благодарностью кивнул головой. С одной стороны, ему было приятно слышать такие слова от девушки, в которую он кажется беспамятства влюбился с другой стороны, каким должно быть он выглядел жалким, если даже эта хрупкая девушка встает на его защиту.

- Мишенка, ты не поможешь нам тут с Алисой? - Выглянув из кухни ласково позвала Ира, заставив Михаила вздрогнуть.

- Ирочка дорогая, Миша мне тут кое-что важное рассказывает, боюсь потерять нить. Уверена вы там сами справитесь, - сердито сказала Сара.

Итак, первый раунд остался за Сарой. Агарунов виновато улыбнулся и опустил глаза, не зная куда себя девать от стыда. Все исподволь посматривали на Михаила искренне наслаждаясь этой мизансценой.

- Ребята, можно я вам немного помешаю? – Спросила бархатным контральто Нюра, на цыпочках подойдя к Михаилу и Саре, воровато оглядываясь на кухню.

Нюра Куйбышева крепко сложенная дама, мастер спорта по вольной борьбе, преподавала борьбу в спортивной школе так и не найдя себя на стези финансов и ценных бумаг. Она возможно единственная которая импонировала Михаилу. И всегда с теплотой относилась к Агарунову. Они несколько раз пересекались за эти десять лет. Но толком не общались. Но были в курсе дел друг друга. Хвала Фейсбуку и Марку Цукербергу! 

- Миша, я хочу, чтобы ты знал, я к этому не имею никакого отношения. Я, когда увидела твою стерву сама охренела. Хочешь выясню кто зачинщик и мы вместе порвем того на части? – Прошептала она. – Кстати, как сам? Это долбаная жизнь в цейтноте… Ты знаком с моей подругой? – Спросила она и с оглянувшись через плечо с нежностью посмотрела на девушку с которой пришла на вечеринку. – София!

- София хороша. Ты всегда отличалась хорошим вкусом Нюрочка, - Выдавив улыбку сказал Михаил. – Спасибо за поддержку дорогая. У меня уже есть телохранитель, - сказал он взглянув на Сару метавшую глазами молнии в сторону кухни.

Две женщины оценивающе посмотрели друг на друга. Потом улыбнулись и синхронно кивнули головами. Он никогда не мог понять логику мышления и противоречивость суждения слабого пола. Внутренний мир женщины всегда был и останется для него загадкой. Может Нюра благоразумней остальных, выбрав себе в спутницы человека, который на одной с ней волне. Но это был не его путь.

- Не знаю кому это понадобилось Миша, но готовься к битве. Это будет не простой вечер.

- Я уже это понял, - нахмурившись ответил Михаил.

Чмокнув того в щеку, Нюра вернулась к предмету своего обожания – Софии.  

- Сара, можно вопрос? – Вдруг спросил Михаил.

- Конечно!

- Артем сказал мне, что это он вас пригласил. Откуда вы знакомы?

- Михаил не волнуйтесь, я так же, как и Нюра не имею к этому отношения, если вы об этом, - немного с обидой как показалось Михаилу ответила Сара.

- Я не об этом, - поспешил уверить ее Агарунов, просто интересно как вы попали в эту компашку. Простите если я вас задел.

- Все нормально. Вы не задели. Меня вообще очень непросто задеть. А если вдруг это случается, то обычно плохо заканчивается. С Артемом мы познакомились в фитнес клубе. Около года назад. – И предупреждая очередной вопрос с улыбкой добавила, - Никакой романтики. Артем не в моем вкусе. Слишком дерганый и импульсивный. Да и шутки у него дурацкие, хотя он и мнит себя эдаким Эди Мерфи.

Михаил выдохнул, надеясь, что это не сильно бросилось в глаза. Было бы мучительно осознавать, что этот прекрасный цветок принадлежит упырю Артему.

«Какая она все-таки красивая женщина, - подумал он, незаметно разглядывая Сару».

Эти чувственные губы, удивительный синий цвет глаз и роскошные черные волосы. Белоснежные ровные зубки, не запятнанные никотином и кофе, которые скромно себя демонстрировали, когда она улыбалась. В отличии от его зубов.  А эти руки. По ним и не скажешь, что они привыкли работать и работать тяжело. Кропотливый труд над раритетными игрушками никак не сказался на нежной коже и гибкости палец. Постоянные походы в спортзал поддерживали точенную фигуру в тонусе. В ней не чувствовалась фальши и притворства. С ней было легко общаться. С ней Михаил ощущал себя живым. Он неосознанно сравнивал Сару с Алисой. И вторая проигрывала первой по всем пунктам. Хотя, что можно было узнать о человеке за пятнадцать минут разговора? Как понять, что она представляет из себя на самом деле? Может быть Сара чудовище похуже Алисы? Ту он хотя бы уже объездил. Хотя, с определением ролей – кто кого объездил, бывшая подруга Михаила могла бы и поспорить.

Из раздумий Агарунова вырвал громкий хохот.

Это два закадычных друга Олег Погорелый и Гриша Рапопорт травили друг другу старые анекдоты и сами же с них смеялись. Еще с института эти двое были не разлей вода. Потом вместе пошли в армию и отслужили три года в ВДВ в одной части. Позже их разделило, но ненадолго. Эти сиамские близнецы снова воссоединились и вот уже несколько лет работают в одной строительной компании занимая смежные должности. Михаил не удивился бы узнав, что эти двое делят между собой одну женщину, которая лишь номинально считалась женой Рапопорта. Содомиты проклятые!

Отсмеявшись они начали о чем-то спорить. Пытаясь привлечь к своему спору то Игната, то Казимира то еще кого-то. Но те лишь махали на них руками продолжая заниматься своими делами. Поискав глазами очередную жертву, они обратили внимание на Михаила.

- Миша братан, вот ты нас и рассудишь, - прокричали они и угрожающим маршем вторглись на его территорию.

- Сарочка прости, мы на время арендуем твоего кавалера. ОК?

- Только ненадолго, - пытаясь спасти Агарунова от назойливого дуэта строго сказала девушка.

- Нет проблем. Пара минут и он снова твой, - заверил ее Гриша. И потянув Михаила за руку повел за собой.

Они подошли к большому на всю стену панорамному окну. На улице бушевала метель. Погода не на шутку разошлась. Намело много снега и по всей видимости снегопад и не собирался прекращаться.

- Миха, вот как ты думаешь, - спросил Олег Погорелый, - если непогодица продлится мы сможем сегодня отсюда уехать или придется испытать гостеприимство четы Пахомовых на прочность? Вон, Рапопорт говорит, что через часик все закончится. А ты как считаешь Миш, придется нам тут ночевать или по домам разъедемся?

От мысли, что ему придется провести ночь в этом гадюшнике в компании злобных тварей Михаилу стало плохо. Он с содроганием посмотрел на сплошную стену снега, черное небо без намека на луну и звезды, на сильный ветер, завывающий словно изголодавшая стая волков и ужаснулся от мысли что он тут застрянет. Он подумал было, что может стоить рвать когти уже сейчас?! Но оглянувшись посмотрел на Сару и ему уже никуда не хотелось уезжать. И потом если он сорвется сейчас его позже живьем съедят, обвинив во всех грехах. Опозорят на своих страницах в фейсбуке и ВК. Мол от Алисы сбежал как последний трус. Нет. Он останется и если надо будет, переживет эту ночь.

- Ну? Чего молчишь. Мы деньги поставили. Тысячу баксов.

- На что вы поставили? - не понял Михаил.

- На тебя дурачек. Точнее на твой вердикт. Я за то, что мы ночуем тут. Гриха за то, что получится вернуться домой. И все зависит от того что скажешь ты. Скажешь, что ночуем, жидяре Рапопорту придется раскошелиться, скажешь, что сможем уехать с меня тыща в фонд масонской ложи. Ну, что скажешь? - требовательно спросил Олег.

- Вы что обкурились идиоты? Вам делать больше нечего? Я-то тут причем? Как получится, так и будет. Я вам не синоптик, - охреневший от этой дичи воскликнул Агарунов.

- Ну ладно тебе Миша, - миролюбиво произнес Гриша. - Это же игра. Подыграй нам. А точнее мне. Выигрыш поделим, - подмигнув сказал Рапопорт, растянув улыбку на весь рот.

- Эй! Так нельзя. Это подкуп арбитра. За такое и по кумполу можно схлопотать, - возмутился Олег.

- Так! Пошли к черту придурки. Без меня, - отрезал Михаил и махнув рукой направился обратно к своей даме сердца.

Еще чего не хватало. У него с ними и так натянутые отношения, а тут еще становится причиной потери тысячи долларов… нет уж благодарствуем.

Как назло, в подтверждение ужасного прогноза супруга Каштанова Саши громко спросила, обескуражено тыча в экран своего смартфона указательным пальцем: - Ребята у кого интернет работает? А то у меня нет. И связи нет. Что за дела?

- Видимо антенну ветер повредил или еще чего. Сейчас АТС проверю, - встав с кресла сказал Игнат и подошел к стилизованному под тридцатые годы телефону.

Подняв трубку, он долго пытался услышать гудок. Но ответом ему была лишь тишина.

Пожав плечами Пахомов обреченно изрек: - Баста! Мы оказались в каменном веке. Связи нет.

- Спасыбо скажи, что есть еще электрычество, - буркнул Бек Ибрагимов.

- То ли еще будет, - задумчиво протянул Игнат, обеспокоенно посмотрев в окно.

- Девочки, давайте накрывать на стол. А то мы тут с Алисой! – драматическая пауза, - зашиваемся, – прокричала Ирина из кухни.

Все опять стрельнули по Михаилу глазами, мгновение, и снова словно ничего не произошло. Все задвигались. Каждый что-то делал. Мужчины правили стол со стульями, женщины бегали из кухни в салон вынося угощения, посуду и столовые предметы. Все было так мило и непринужденно. Будто добрая хорошая семья собралась праздновать сочельник. Шуточки, смех, и даже смерть интернета и сотовой связи не могли омрачить праздничного настроения. Прежде скрывающаяся на кухни Алиса несколько раз выходила, неся в руках то блюдо с салатом, то тарелку с горкой поджаренных тостов. Намеренно проходила в опасной близости от Михаила, словно провоцировала бывшего парня на ответные действия.  Тот старательно отводил взгляд в сторону, стараясь не встречаться с ней глазами.

Когда все было готово народ стал рассаживаться, занимая свои места. Михаилу показалось что разыгрывается сложная шахматная партия. Он хотел сесть подле Сары, но незаметно для себя он оказался напротив нее, а на стул по правую его сторону опустилась Алиса, смущенно улыбнувшись кивнула ему головой ничего не сказав. Тоша борода взяв на себя роль виночерпия бегал меж гостей разливая вино по высоким хрустальным бокалам. На мгновение мигнул свет, все ахнули от неожиданности. Звук завывающего снаружи ветра усилился. Ирреальность происходящего угнетало Михаила, и лишь сострадательный взгляд Сары Мендельсон, устремленный на него, успокаивал и давал надежду. Алиса словно невзначай коснулась его своим бедром. Михаила словно обожгло, ему стало жарко. И было это причиной того что Рапопорт подкинул пару поленьев в камин или нет он затруднялся сказать.  Стараясь игнорировать попытки контакта своей бывшей пассии Агарунов, отодвинул стул на несколько сантиметров влево. Та надула от обиды губки и фыркнув демонстративно отвернулась.

- Дорогие моему сердцу люди, - встав со стула и подняв бокал с вином произнес хозяин дома. – Мы с Ириной рады вас всех видеть за этим столом. В особенности Мишу. Мы давно не виделись и жутко соскучились.

«Ага! Конечно. Просто плакать хочется от радости»

- За встречу! Пусть она будет не последней, - торжественно сказал он.

- За встречу! – Вторили ему все остальные громко чокаясь.

Осушив бокалы народ набросился на угощение, восхваляя кулинарное мастерство хозяйки дома. Справедливости ради не забывая хвалить Алису за внесенный ею вклад. Пахомовы не поскупились на дорогие продукты. На столе рядом с испанским хамоном соседствовала черная икра, королевские креветки плотно уложенные в ряд вокруг смачных кусков мяса камчатского краба, немецкие свиные сосиски, тушенные в вине с трюфелями. Сырная тарелка представляла собой мозаику из семи разновидностей дорогих сыров: в ней был и французский рокфор и швейцарский эмменталь, бурата, моцарела и Б-г знает, что еще. Для любителей острого Ирина, красиво украсив лепестками петрушки поставила на стол розетку с харисой. Фуа-гра конечно, как же без нее.

Михаилу был очень голоден, но кусок не лез ему в горло. Ему бы сейчас ливерной колбаски навернуть, или борщеца с черным хлебом, сальцо. Да что там говорить, он был бы рад и просто бич-пакету. Но он старался из-за всех сил. Не желая прослыть ханжой и брюзгой. Михаил давился хамоном и фуа мать его гра становился ему поперёк горла. Зато краба он уважил своим вниманием. Ведь тот был родом из Камчатки. Закончив с закусками, вычистив тарелки до блеска, мужчины стали громко требовать продолжения банкета. Девочки убежали на кухню за вторым. Патриархальное воспитания семейства Пахомовых предполагало, что женщина должна была прислуживать у стола пока мужчины добытчики, отдыхали. Михаилу этого не хватало. Ведь Алиса всегда доминировала, и каждый раз подчеркивала главенствующую роль в их дуэте. А тут смотри-ка на нее. Принеси подай. С улыбкой и готовностью услужить. Мистика! Агарунов отметил тот факт, что Сара ну может быть еще и Нюра на кухню не бегали, хотя им на это намекали. Нюра понятно почему – она среди мужчин как своя. Но вот Сара… Высокомерие? Нежелание плясать под чужую дудку? Не понятно.

Очистив стол от грязных тарелок дамы стали заполнять свободную площадь большого стола на двенадцать персон подносами с мясными блюдами. Гусь запеченный в духовке с яблоками сорта «пинк лейди», большие стейки ангуса, жаркое, мясные пироги и куча всего другого. Глаза разбегались. Михаилу на ум пришла мысль, что все это было похоже на пир во время чумы. Ну почему он такой идиот? Почему он не может расслабится как все обычные люди. Может и не такие они и сволочи как он думал. Они шутили, смеялись, вспоминали годы проведенные ими в институте, рассказывали анекдоты, делились впечатлениями от отпусков и так далее и тому подобное. Понемногу Михаила стало отпускать, настроение улучшилось, пять бокалов вина так же этому поспособствовали. Единственное что омрачало праздник - это наличие рядом Алисы. Она не переставая пыталась за ним ухаживать, заговаривала с ним, спрашивала, как он поживает. Лицемерная скотина. Сперва выкинула как использованный презерватив, а теперь с участием интересуется его самочувствием. Михаил уже забыл, как несколькими часами ранее он был готов был принять ее обратно в свои объятья. Но сейчас его взор был устремлен на Сару Мендельсон. А Алиса стала той тенью на закате, которую не замечаешь ослепленный завораживающим видом солнца.

Трапеза подходила к концу. Чай, кофе, десертное вино Михаила сменили гуся со стейками. Тортики и всякие сладости уютно лежали на столе источая аромат ванили и шоколада. Насытившись мужчины вели великосветскую беседу, переключившись на политику. Милые дамы щебетали о чем-то своем, разделившись на клубы по интересам. Михаил продолжал игнорировать Алису и ее попытки с ним поговорить. На данный момент его интересовала лишь Сара Мендельсон. Ира Пахомова в компании Надежды Каштановой и Сони Рапопорт о чем-то судачили, заняв дальний угол гостиной комнаты. Алиса присоединилась к ним чуть позже угрюмо взирая из далека на мило беседующих Михаила и Сару. Агарунову были безразличны душевные метания Алисы. Он упивался свободой. Только сейчас он почувствовал, как сильно был зависим от этой девушки, от ее постоянного прессинга. И даже секс (не так уже и часто, как ему хотелось бы) не мог быть достаточной платой за все те переживания и нервы. Эгоистичная, самовлюбленная, не тактичная – СУКА. Играя в эту игру – «Насри в душу своей бывшей» Михаил, упивался возможностью ей отомстить за всю ту боль что она ему причинила. Он брал Сару за руку, что-то говорил ей на ушко, смеялся, а сам украдкой поглядывал на кипящую от гнева там в конце комнаты - Алису.

Сара была совсем не глупой женщиной все видела и все понимала. Она почему-то подыгрывала Михаилу. Не имя на это причин и резона. Может он действительно ей нравился, а может ей нравилась сама игра – «Насри в душу бывшей Михаила Агарунова»: - Миша, в нашу сторону направляется парламентарий, приготовься.

Агарунов повернул голову и увидел Ирину грациозно, придерживая край роскошного платья лебедушкой плыла по комнате, приближаясь к нему с Сарой.

- Как отдыхается, ребята? – Проворковала Ира.

- Все изумительно, дорогая, - мило улыбнувшись ответила Сара.

- Прекрасный вечер Ирочка. Спасибо, за предоставленную возможность расслабится, - поблагодарил Михаил.

- Я счастлива это слышать Миша. Поверь, нам с Игнатом это было нужно не менее чем тебе. Миша прости за беспокойство, не могли бы мы отойти на пару минут в сторону. Мне хочется тебя о чем-то спросить. Прости Сарочка. Ладно?

- Да ради Б-га! Михаил не моя собственность. Пока, - подмигнув, с улыбкой сказала Мендельсон.

Увлекая за собой Агарунова Ирина, отвела того в прихожую. Там было пусто и можно было поговорить без лишней суеты и напряга.  

- Миша, как ты поживаешь? – Присев на тахту спросила Пахомова.

- Странный вопрос ты не находишь? – Угрюмо ответил он вопросом на вопрос.               

- Отчего же?

- Оттого же! Спустя десять лет вы с Игнатом вдруг вспомнили о моем существовании? И это после годов издевательств над о мной в институте. Ты что думаешь я все забыл? Нет дорогая. Вы пригласили меня на этот вечер, а за одно и эту козу - Алису, чтобы вновь поднять на смех. Люди не меняются. Или вы вдруг познали Б-га?

- Миша, дорогой, зря ты так. Мы от чистого сердца, - воскликнула Ира. – Я и не думала, что в твоей душе бушуют такие страсти.

- Да что ты?! Не думала? Если мы уж откровенно разговариваем, то скажи. За каким лешим вы позвали Алису. И каким боком вообще вы с ней контактируете?

- Ты много не знаешь Миш. Мы с Алисой давно дружим. Три года назад, помнишь, когда вы ездили в Египет на твой день рождения?! Алиса связалась с нами найдя контакты на фейсбуке, видимо зная о нашей с тобой связи еще с института. Чтобы посоветоваться, какой тебе сделать подарок. По ее мнению, мы должны были хорошо знать твои предпочтения. И с тех времен мы общаемся.

- Я не знал, - обескураженный такой новостью, ответил Михаил. – Но это ничего не меняет. В любом случае я не понимаю, что тебе нужно.

- Мне нужно Мишенька, что бы ты ее выслушал. Человек сделал ошибку и хочет все исправить.

- Разбитую в дребезги вазу назад не склеить, - назидательно воскликнул Михаил. – И вообще. Ты хоть понимаешь, как абсурдно выглядит эта ситуация?! Я тут, у вас, спустя много лет молчания. А вы такие сердобольные ратующие за мое благополучие. Хотя, должен сказать, что я вам благодарен за возможность познакомится с Сарой.

- Оставь Миша. Сара не для тебя, - махнув рукой сказала Ирина.

- Слишком хороша для такого как я?

- Это ты слишком хорош для такой как она!

- В смысле, - не понял он.

- А в том смысле, что ты работяга, хозяин, семьянин. А Мендельсон бабочка, порхающая от одного к другому. Она просто пудрит тебе мозги. Я ее хорошо знаю. Она тебе не подходит.

- А кто подходит? Алиса?

- Алиса запуталась. Дай ей шанс.

- Нет! Все кончено. И это не твое дело.

- Но почему?

- Почему не твое дело? По-моему, это очевидно.

- Нет! Почему все кончено?

- Ира! Эта женщина отравляла мою жизнь на протяжении нескольких лет. Только сейчас я это понял, понял каким был дураком, что терпел ее все эти годы.

- Ты понял это пообщавшись часик с Сарой? – Иронично улыбнувшись спросила Пахомова склонив голову набок.

- Так! Мне это надоело. Я не желаю это обсуждать, тем более с тобой Ирина, - отвернувшись, отрезал он.

Глубоко вздохнув женщина встала с тахты, подошла к Михаилу и положа ему руки на плечи прошептала: - Миша, «отравляла мою жизнь»?! Не слишком ли категорично это прозвучало? Мне кажется ты утрируешь. Пожалуйста сделай одолжение, поговори с Алисой. Ты всегда был человеком чести. Дай ей просто выговорится. А потом делай что посчитаешь нужным.

Михаил задумался. Если он сейчас откажет, его все равно не оставят в покое. Поймают позже. Стоит расставить все точки над «И» тут и сейчас, и он сможет вернуться к Саре. Навсегда перевернув этот лист в своей жизни, позабыв об этом недоразумении.

              

   

Глава четвертая.

 

Ни свитер ни драповое пальто не спасали от жуткого холода. Сильный ветер завывая бил по лицу горстями твердого снега, отвешивая Агарунову хлесткие пощечины, наказывая его за неправильно принятое решение - явится на порог этого дома. У него было плохое предчувствие от возможного исхода этого проклятого вечера. Хотя стоит отметить во всем этом был и приятный элемент, привносящий краски в мрачные тона – Сара Мендельсон. Но страх «откровенного» разговора с бывшей подругой преобладал. Михаил готов был сорваться с места, прыгнуть в свою калину, провернуть ключ в замке зажигания, отжать педаль газа до упора в пол и умчаться подальше от псевдо друзей, бывших подруг, от прошлого. Но к его огромному сожалению разбушевавшаяся метель распорядилась по-другому. Дороги полностью замело, сугробы за которыми скрылась его калина взяли в плен, пресекая любые попытки покинуть это место. Он оглянулся, и с сожалением посмотрел на ненавистную входную дверь в дом четы Пахомовых. Михаилу придется вернуться, если тот не хотел окочурится от холода. Хотя возможность прикинутся холодным трупом, осуждающе смотрящим на хозяев остекленевшими глазами, привлекала, тем не менее он решил вернуться в тепло.   

Из-за сильной разницы температур Михаилу показалось, что он вошел в раскаленную печь, хотя градусник висящий на стене возле гардеробной показывал умеренные двадцать два градуса. Его лысина приобрела ярко красный цвет, словно цвет стоп-сигнала, предупреждающий остеречься. Снег забившийся за воротник стремительно таял и ручейками талой воды затекал под одежду. Все это страшно раздражало. Что не способствовало и так подорванному настроению.

- Миша, ты с ума сошел! На улице собачий холод ты же простудишься, - замельтешила вдруг откуда не возьмись Алиса, порхая вокруг Михаила. – Дай помогу. Снимай пальто. И почему без шапки. Ты форменный идиот.

Что такое? Откуда такая забота о его персоне? Какая муха укусила эту женщину?

- Отвали! – Грубо воскликнул Михаил. – Я сам в состоянии снять с себя пальто.

- Не бузи. Ты никогда не был в состоянии о себе позаботится, и ком-то вообще еще, - ох как это было на нее похоже. Алиса никогда не лезла за словом в карман.

Вопреки его желанию она потянула на себя пальто и крупный ком снега провалился между свитером и рубашкой от «кардена», которую Михаил за каким-то чертом одел. Зачем спрашивается, если ее все равно не видно. Разгорячённое тело мгновенно растопило снег и уже не ручеек, а целая река обрушилась на спину Агарунова. Это стало последней каплей. Нежный женский пальчик нажал на взведённый курок и брутальный мужик выстрелил на этот раз не холостыми. 

- Да твою же блядь мать Алиса! Какого хрена?! Сказал же, отвали, - Вскрикнул Михаил, вырываясь из заботливых рук бывшей подруги.

- Агарунов, придержи язык, - сведя брови к переносице угрожающе произнесла она.

Разговор уже не задался. И быть бы Мише посдержаннее, но он уже не мог с собой совладать: - А иначе что? Оставишь меня без «десерта».

- Ты намерен со мной ругаться? А я думала, что мы поговорим как два взрослых человека. Без оскорблений и взаимных обвинений.

- Не поздно ли спохватилась дорогая? – Его несло по волнам словно сорванную с причала утлую лодочку в шторм. Михаилу выбило предохранительный клапан. Ему было плевать где он находится, и кто был свидетелем их «милой» беседы. Бросив пальто на пол, он посмотрел на Алису разъярёнными от гнева глазами. – Что? Вот скажи мне. Что ты от меня хочешь услышать? Спасибо за годы травли и унижения?

- Ой несчастный какой! Да ты просто придурок, - уперев руки в бока воскликнула Алиса. – Дебил конченый. Если не понимаешь, как тебе со мной повезло.

- Да что ты говоришь?

- Да что ты слышишь!

- И чем мне с такой как ты повезло, не просветишь? Какая наглость. Это я должен благодарить судьбу, за такой «подарок»? Я кажусь мазохистом? – Все больше распаляясь заговорил Михаил. – Ты же сущее наказание.

- Ты не только должен благодарить судьбу, но и меня за то, что терпела тебя – бесхребетное животное.  И я скажу в чем тебе повезло, если ты такой баран сам этого не понимаешь. Кем ты был бы без меня?! Провинциальное чмо. Побирушка. Ты всегда был посмешищем. И в институте, и на работе, везде. Ты не в состоянии был без моей помощи сделать и шагу. Ты ничтожество Агарунов. Был им и остался. А я-то дура думала, сжалилась над тобой и взяла тебя под свое крыло. И только из-за жалости я решила дать тебе мудаку еще шанс. Но ты не заслуживаешь моего внимания. Ты вообще ничего не заслуживаешь.

- Действительно. Ты права! Мне жутко повезло. Повезло как утопленнику с камнем на шее. Ты Алиса балласт, который я нес на себе эти годы. И хвала богам наконец избавился от тебя - мымры. Но ты опять ко мне лезешь. Что тебе от меня надо?

- Это не ты избавился от меня. А я наконец поумнела. И это мне надо хвалить богов, что освободили меня от этого наказания – нянчится с малахольным нытиком. Импотент долбаный, - взвизгнула фальцетом Алиса.

- Осторожней дорогая, - прошипел Михаил.

- А иначе что? Возьмешь в руки свои жалкие двенадцать сантиметров дряблой плоти и отхлещешь меня ею в назидание? – Гадко улыбаясь произнесла Алиса.

Михаил никогда не поднимал на женщин руки. Но тут был особый случай. Инстинктивно не задумываясь он ударил. Ударил не чтобы причинить боль, а что бы унять свою. Его глаза накрыла пелена ненависти и гнева. Он не видел вокруг себя ничего кроме этой мерзкой шалавы – причину его боли и душевных терзаний. Он медленно сделал шаг к отпрянувшей от него схватившуюся за левую щеку Алисы. И Б-г только знает, чем бы это закончилось если бы не Тоша Синица, вставший между ними.

- Миша остановись! Это перебор, - уперев тому руки в грудь, сказал Тоша борода.    

Михаила словно окатило холодной водой. Он посмотрел сперва на держащего его за плечи Артема, затем перевел взгляд на хныкающую Алису и содрогнулся от мысли – «Что он наделал». Всегда сдержанный, совершенно не импульсивный, старающийся держать себя и свои эмоции в под замком Агарунов, был поражен своим поступком. Он это сделал. Он заткнул ей рот. Перекрыл бесконтрольный поток язвительной чуши, фонтанирующий из пасти этой твари. Его трясло. Но уже не от гнева. Михаила переполняла гордость за самого себя. И ему было глубоко наплевать на всю эту притихшую в изумлении компашку, которые только играли роли хищников, а на самом деле были обычными травоядными парнокопытными, пищей для таких альфа самцов как он.

- Неандерталец! – Сердито воскликнула подбежавшая к ним Ирина, отпихнув Агарунова в сторону и приобняв заплаканную Алису повела ее подальше от изверга.

Михаил встретился глазами с Алисой и с изумлением увидел в ее взгляде массу противоречивых эмоции – страх, удивление, восторг, желание и страсть. Он никогда по-настоящему не знал эту женщину. А теперь и вовсе не мог ее понять. Видимо Алису давно надо было отшлепать и показать ей кто в доме хозяин. Что же, так или иначе все разрешилось и той придется жить с мыслью, что она потеряла в его лице настоящего мужика, способного поставить фингал зарвавшейся сучке.

Михаил, гордо подняв голову вошел в салон, не обращая внимание на укоризненные взгляды. Хотя стоит отметить, не все смотрели на него осуждающе. Бек еле заметно кивнул головой, одобряя его поступок – настоящий джигит. Нюра улыбнувшись подмигнула, и что-то защебетала на ушко своей подруги. Олег с Гришой открыв рты просто пялились на Михаила, не осуждая и не критикуя. Но Агарунова интересовала реакция лишь одного человека – Сары Мендельсон. Он боялся, что это оттолкнёт ее, и поэтому он не решился вернуться к ней, а сел в свободное кресло у окна и стал смотреть в окно наблюдая за разбушевавшейся стихией и размышляя над тем, как будет жить дальше. 

Время близилось к полуночи. Интернет так и не заработал, связь не восстановилась, а попытка выехать из Рошель была равносильна самоубийству. После представления, которое устроили Михаил и Алиса веселья поубавилось. Все притихли, а чуть позже уставших гостей Игнат с Ириной стали определять по комнатам на ночлег. На плечо Михаилу мягко легла чья-то рука, вырывая того из глубоких раздумий.

Игнат Пахомов успевший переодеться в халат тихо подошел к застывшему у окна Агарунову: - Миша, поздно уже. Ты не хочешь отдохнуть? Или может опрокинем по одной, что бы спаслось лучше? – Спросил он, держа в руке не початую бутылку «джека»

Михаил оценивающе посмотрел на Игната и бутылку, и пожав плечами кивнул головой в знак согласия.

Пахомов разлил по квадратным стаканам для виски жидкость янтарного цвета и протянул один из них Михаилу. Тот подумал было, что за этим последует нравоучительная речь, но Игнат просто бахнул залпом полный стакан крепкого пойла и поманив Михаила повел в комнату где ему придется провести ночь.

- Миша, это одна из гостевых комнат, - сказал Игнат, открыв перед Агаруновым дверь. – Тебе тут никто не помешает. Отдыхай друг мой. И еще одно, - посмотрев тому в глаза тихо сказал Пахомов. – Рядом комната где ночует Алиса. Надеюсь никаких эксцессов не предвидится Миш?

- Спокойной ночи Игнат, - буркнул Михаил и захлопнул за собой дверь.                   

 

 

Глава пятая

 

Михаил спал плохо.  Ночью ему снились кошмары. Пару раз он просыпался от какого-то не понятного шума, доносящегося из соседней комнаты где по словам Игната, находилась Алиса. Один раз он вскочил с кровати так как ему показалось, что в его комнату попытались открыть дверь. Хорошо, что он закрыл ее на ключ. От этих вурдалаков можно было ожидать, что угодно. Он то проваливался в сон то выскакивал из него словно пробка от шампанского. И так всю ночь. Его не покидало чувство, что должно произойти нечто страшное. Окончательно его разбудил душераздирающий крик, вырвав из оков сна. Не понимая кто кричит и зачем он несколько мгновений сидел на кровати пытаясь прийти в себя. К первому крику, кажется женскому, присоединились еще крики и голоса, но уже мужские. За дверью, что-то происходило. Михаил вскочил с кровати и стал быстро одеваться. Не успел он надеть штаны и накинуть рубашку, как вдруг в его дверь забарабанили.

- Сука! – Заорал ему в лицо Тоша борода, как только Михаил открыл дверь. А потом он почувствовал, как огромный кулак любителя тягать железо каждый день вместо вечернего моциона, глубоко зарылся в мягкие мышцы его живота. А за ним сразу второй, апперкотом проехался по его скуле, чуть не выбив зубы.     

- Тема, что ты творишь?! Перестань! – Заорал толи Казимир, толи Игнат.

- Он ее убил! Эта мерзкая тварь убила Алису.

- Ты сам видел?

- А кто еще кроме него? Может ты?

- Мамочка! - Надежда

- Господи Б-же мой! - Олег

- Ни хуя себя. Вот же блядь! – Гриша

- Что происходит? Что вы разорались?  Ой! – Нюра

- Капздэц! Вот эта номэр! – Бек

- Нюрочка я хочу домой! – София.

- …

- …

- …

От сильного удара в живот Михаила вырвало, а от апперкота голова зазвенела словно колокол на пасху. Он смутно представлял, что происходит, почему его бьют и за что. Но фраза, сказанная бородой, билась в сознании раненной антилопой. «Он ее убил! Эта мерзкая тварь убила Алису», «…убил», «…Алису». В его комнату набилось куча народу. Михаил отполз в угол затравленно озираясь. Все что-то кричали, бегали, хватались за голову, тыкали в него пальцами. И только Сара Мендельсон, среди этого хаоса сложив руки на груди облокотившись о дверной косяк, спокойно смотрела на него. Изучающе проникновенно. Словно пыталась прочесть его мысли. Уголки ее губ еле заметно приподнялись, обозначая улыбку. Или ему это показалось? Она не заметно для всех выставила большой палец верх.

«Она уверена, что это он. Она тоже.» - пораженный до глубины души подумал Михаил. Ему захотелось закричать, что это не он. Он ни убивал Алису. Но слова застряли в глотке, как только он услышал крик Ирины: - Смотрите, что я нашла. Смотрите! – Она указывала на некий предмет, торчащий из-под кровати.

Ближе всех к кровати стоял Казимир. Он нагнулся и двумя пальцами поднял длинный филейный нож. Тот был весь в алой запекшейся крови.

- Убийца! – Вскричал Артем Синица и прорвавшись к Михаилу с размаху врезал тому ногой по голове.

Смутные отголоски звуков и запахов врезались в сознание Михаила раскаленными иглами. Голова разрывалась от боли. Он не мог открыть глаза. Они слиплись посредством вязкой субстанции. Он подозревал, что это кровь – его кровь. Последний удар Артема Синицы видимо рассек ему бровь. Он попытался пошевелится, но не мог.

- Эй! – Хрипло выдавил из себя Михаил. – Что происходит?

- Пришел в себя, - узнал он голос Каштанова.

-  Он еще спрашивает, урод, - услышал Агарунов Синицина.

- Вы изверги, у него же наверняка сотрясение мозга, - сердобольно произнесла Нюра. С каждым разом голоса становились более отчетливы.

- Уйди с дороги Артем, а то получишь коленом в пах, - послышался голос Сары Мендельсон.

В следующее мгновение его лица коснулось нечто мягкое и мокрое, стирая запекшуюся кровь, покрывшую глаза сплошной коркой. Михаил открыл глаза и увидел перед собой Сару. От нее исходил чудесный цветочный запах, а теплые заботливые руки нежно прикасаясь к его лицу дарили неуместное случаю чувство - возбуждения и неги.

- Сара, что происходит, - прошептал он.

- Миша, все думают, что вы убили Алису.

- Алиса мертва? – На всякий случай уточнил Михаил.

- К сожалению!

Агарунов прикрыл глаза. Перед его внутренним взором предстала Алиса. Он не мог поверить, что ее больше нет. Он отказывался принять эту данность. Возможно он и ненавидел эту женщину, но желал ли он ей смерти?! Конечно же нет. Михаил тихо заплакал. Он хотел поднять руку и вытереть слезы, но обнаружил, что сидит в кресле связанный по рукам и ногам. Он с мольбой посмотрел в большие глаза Мендельсон. Та отвела их не в силах смотреть на мучения невинного, по ее мнению, человека. 

- Игнат, отвяжи Михаила, ему больно, - потребовала Сара, обернувшись в пол-оборота.

- Еще чего. А Алисе не было больно? – Возмутился Тоша борода.

- Да с чего ты взял, что это Михаил? – Воскликнула Сара.

- А больше некому.

- Я бы поспорила с этим, - произнесла Нюра.

Его все еще подташнивало, в голове туман. Сара занимаясь его лицом закрывала собой общий вид гостевой комнаты. Когда она закончила и отстранилась в сторону, взору Михаила предстала картина маслом – сходка обвинителей. Больше дюжины мужчин и женщин, взирающие на него кто с ненавистью, а кто и со страхом.

- Развяжите меня немедленно, - потребовал Михаил.

- Не думаю, что это хорошая идея Миша, - произнес Казимир. Ты посидишь так до приезда полиции, - мы не обвиняем, но бережённого Б-г бережет. 

- Я никого не убивал. И уж тем более не мог бы такое сотворить с Алисой. Я ее любил. Развяжите меня, вашу мать, - прорычал Агарунов.

- Нэ шуми, Мыша. Мы другого мнэния о произошедшем, - буркнул Бек.

- А как же презумпция невиновности? – Встала со своего места и громко воскликнула Нюра.

- Нюра права! Игнат, мы не можем обвинять Михаила, не имея на это стопроцентных доказательств, - тихо произнесла Ирина Пахомова. – Он же наш друг. Давайте не будем издеваться над человеком и развяжем его.

- Что бы он еще кого-нибудь пришил? – Возмутился Артем.

- Да глохни ты уже Тоша, а то создается мнение, что больно ты уж активно стараешься навесить на него это дело, - парировала Сара.

- Связи нет, метель не унимается. И Б-г знает, сколько времени еще мы тут проторчим. Мы не можем держать человека в таком состоянии, - задумчиво сказал Рапопорт.

- Гриша ты чего? – Изумился Олег Погорелый.

- Я ничего. Это вы чего? Совсем охренели? Не единого доказательства вины Михаила у нас нет, но уже обвинили и вынесли приговор. Осталось только привести его в исполнение. Ополоумели черти? Я вас не узнаю. Что на вас нашло? – Громыхал Гриша. Соня пытаясь удержать мужа тянула того за рукав, призывая сесть и успокоится и не лезть в дела, которые его не касались. В семье Рапопорт Соня, являлась мозговым центром, главуправлением, в то время как ее муж был исполнительным комитетом, хотя на людях эта мудрая женщина вела себя ровно наоборот. Но не сейчас. Надо было следить чтобы Гриша не натворил делов. – Оставь меня женщина, - зло выкрикнул он, вырвав руку из ее захвата, и направился к месту заточения Михаила Агарунова.

Олег Погорелый, Александр Каштанов и Артем Синица стали у него на пути. Игнат сидел на диване, задумчиво наблюдая за происходящим не делая попыток, на что-либо повлиять. Казимир и Бек Ибрагимов разумно заняв позицию невмешательства так же, как и Игнат, стояли в стороне. Сара понимала, что, если сейчас ничего не сделать, начнется свалка. И шепнув Михаилу на ухо: - «все будет хорошо», - подошла к разъярённым мужчинам.

- Мальчики, давайте успокоимся, и все обсудим. Гриша, вернись пожалуйста к Соне, смотри, она на грани срыва, иди успокой ее. Олег, Саша, Тема и вы идите присядьте. Выпейте что-нибудь, остудитесь. Михаил пусть пока посидит связанный, если вам так будет спокойней. Мы все цивилизованные люди, и самосуда не будет. Договорились? Вы же образованные умные люди и к тому же друзья. Вы во всем разберетесь. Среди нас убийца, и убийца совершенно не обязательно Михаил, - умная Сарочка сделала возможным сдать мужчинам назад, без потери лица, чем они с готовностью и воспользовались. София подошла к Михаилу со стаканом холодной воды и придерживая его подбородок дала тому напиться. Пахомова тоже подошла к подозреваемому и дождавшись, когда тот утолит жажду, наклонившись посмотрела тому в глаза.

- Миша, скажи мне честно. Это твоих рук дело?

- Ира, если ты как говоришь общалась с Алисой последние три года, ты должна знать, что я ее любил и сделать такое просто не был в состоянии. Та пощечина не в счет. Это не доказательство. Я не выходил из своей комнаты всю ночь. Да, я спал плохо, что-то слышал, шумы всякие и так далее. Но это был не я. Клянусь всем на свете.

- А как же нож, который мы нашли в твоей комнате? Это орудие убийства, – сказал Каштанов.

- Это ни о чем не говорит. Нож мог подбросить кто угодно, ведь все из нас тогда побывали в его комнате, - заметила Сара.

- И даже ты Мендельсон, - воскликнул Олег.

- И даже я, - согласилась Сара. – Поэтому давайте не будем пороть горячку, и все обсудим. Надо найти мотив прежде всего. Какой был у Михаила мотив убивать Алису, да еще и в доме Пахомовых? Он не дурак и должен понимать, что после вечернего инцидента все подумают на него. 

- А кто его знает, может и дурак, - буркнул Казимир.

- Может и так, но мотив все равно должен быть, - парировал Рапопорт. – Сара права.

- Да вы что совсем охренели, - не выдержав заорал Синица. – Какой к чертям мотив. Посмотрите на эту злобную тварь. Он просто распорол ей горло руководствуясь злобой и ненавистью. Вы не видели с какой ненавистью он смотрел на Алису, когда избивал ее вчера.

- Успокойся дегенират. Никого Миша не избивал. А дал зарвавшейся шлюхи одну единственную пощечину, - так же не сдержавшись, воскликнула Куйбышева.

- И дал бы еще если бы не я, - ответил на этот выпад Артем. – И не смей так говорить о ней, ты.

- Просто рыцарь на белом блин коне, - фыркнула Нюра. – Возникает резонный вопрос. А с чего такая забота о невинно убиенной? У тебя, что-то с ней было Темочка? – Хитро прищурившись спросила она.

- Не твое собачее дело, любительница пельмешек. 

- Придержи свой поганый язык, пока я его с корнем не вырвала. И это не только мое, но всех тут присутствующих дело, - прошипела Куйбышева.

- Борода, следи за речью на самом деле, - подал наконец голос, досель молчавший Игнат. – Мы так далеко не уйдем. И если уж Миша сидит привязанный к креслу, то он, по моему мнению, заслуживает непредвзятого к себе отношения. Я против такого подхода, но пойду на поводу у большинства.

- Чистеньким хочешь остаться Игнатушка? – Усмехаясь спросил Олег.

- Хочу. Итак, Артем, в каких отношениях ты состоял с Алисой?

- Ни в каких. В отличии от тебя с Ирой. Вы с ней более плотно общались.

- Тёма давай не будем. Хорошо?! Ты с Алисой в последнее время очень часто контактировал. Водил ее в разные места и так далее. Так что не строй из себя невинную овечку, - вдруг вспыхнула Пахомова Ирина.

Синица что-то ей ответил, та ему и пошло-поехало. Сара, наблюдая подобную метаморфозу в отношениях о чем-то задумалась и ободряюще сжав запястье Михаила, направилась к Нюре. Женщины отошли в сторону и о чем-то жарко заговорили, тыкая пальцами то в Артема, то в Игната, то в Алекса. Что-то назревало. Михаил переводил взгляд с одного на другого, не понимая в какую игру тут играют, правила которой ему были неизвестны. К Нюре с Сарой подошла Пахомова присоединившись к разговору. Михаил устало прикрыл глаза. Он был уверен, что, когда все закончится, полиция во всем разберется. Он знал, что Алису не убивал, и поэтому совесть его чиста и бояться ему было нечего. Пусть поджилки трясутся у того, кто хладнокровно занес нож над мирно спящей женщиной, разрезав той горло от уха до уха. Ему на ум пришла одна мысль, но он решил пока придержать ее до лучших времен.

Как-то само собой получилось, что присутствующие разделились на три лагеря. Заняв позиции в разных углах гостевой комнаты. Олег Погорелый, Александр и Надежда Каштановы и Артем Синица – обвинительная сторона заняла место у большого окна. Игнат, Казимир Богомиров и Бек Ибрагимов с подругой, которая вообще была не пределах, сохраняли статус-кво и не во что не вмешивались, не обвиняя и не осуждая заняли центр комнаты расположившись на длинном диване. Нюра Куйбышева ее подруга София, Сара Мендельсон и Пахомова Ирина скучковались возле Михаила, показывая всем своим видом, что верят в Михаила и в его невиновность. Странно то, что Пахомовы разделились на два лагеря, впрочем, это было их правом.

И только Гриша Рапопорт в компании Сони – его жены, угрюмо сидел особняком, не желая принимать чью-либо сторону. Все происходящее его страшно угнетало. Он не знал куда себя девать. С одной стороны, это были его друзья, его товарищи, братья, если хотите. Но с другой стороны, одно дело прикалываться и стебаться и совсем другое дело обвинить без суда и следствия человека в убийстве подруги, практически жены, без всяких на то доказательств.

Он познакомился с Алисой два с половиной года назад, немногим позже того как Ирина стала дружить с подругой Михаила, на совместном праздновании рождества. Он тогда очень удивился, что подруга Михаила Агарунова с которым он не виделся почти семь лет гостила в доме четы Пахомовых, да еще и без своего мужчины. Ему тогда сказали, что мол они поссорились и поэтому она тут одна. Это навело его на некоторые мысли, но он решил держать их при себе. Алиса была эффектной дамой. Красивой и общительной. Он очень удивился, что такая как она сблизилась с Мишей-заячья губа. Впрочем, любовь вещь иррациональная, поэтому удивляется тут нечему. Он тогда предложил восстановить отношения с Мишей, но не найдя отклика среди друзей бросил эту затею. Позже он все чаще и чаще видел Алису в доме Пахомовых, а еще в обществе то Артема, то Олега. Те с периодичностью меняли партнерш, поэтому логично было бы предположить, что эти самцы подбивали к ней клинья. Но это было не его дело поэтому Гриша никогда не заострял на этом внимание. Ему было наплевать.  Но сейчас, в свете происходящего, это могло и должно иметь смысл. Он пристально посмотрел на Артема с Олегом размышляя, могли ли они или кто-то из них быть причастным к этому делу. Ведь не просто так Михаила позвали на этот вечер.

Он вспомнил как улыбаясь борода огорошил его новостью, что на приеме будет Агарунов и Алиса, мол вот будет театр, тем более что они уже расстались. И посоветовал приготовится к веселухе. Честно говоря, Синица никогда не нравился Грише. Просто еблан, которого некому было поставить на место. А теперь он ему не нравился еще больше. Если тот будет продолжать гнать на Михаила, Рапопорт решил, что заговорит и расскажет о том, что Артём путался с Алисой до этой встречи.

Сара, взяв на себя роль главного распорядителя постучала кулачком по столу призывая всех обратить на нее внимание.

- Итак, не будем терять зря время. Давайте устроим мозговой штурм и попытаемся во всем разобраться.

- А что тут разбираться? Агарунов зарезал Алису, - безапелляционно заявил Артем.

- Так, давайте без эмоций. Если что-то утверждаешь, то пожалуйста обоснуй, - воскликнула со своего места Нюра. – Почему он, а не ты, например?

- Ты что дефективная Куйбышева?! Он, потому что Алиса его бывшая, которая его бросила, а заодно и опустила при всех. Вот планка и съехала. Мы же его совсем не знаем. Может Агарунов маньяк убийца, ходит по ночам и режет молодых девочек?! Он и в институте был странный, а спустя столько лет наверняка совсем съехал с катушек.

- Борода, тебя заносит. Дефективная тут, как раз твоя логика мышления, - буркнул Рапопорт дав себе слово не молчать если вдруг Синица начнет зарываться. – Это не довод.

- Тебе есть что сказать Гриша? – Тихо спросил Казимир, который решил занять позицию центра.

- Есть, - ответил Григорий, пристально посмотрев в глаза Артема. – Тут личная неприязнь. Ни так ли борода?

- Что ты имеешь ввиду? – Прищурившись вопросил Тоша борода.

- А то дорогой, что ты путался с Алисой.

- А вот с этого мамэнта пападробнэй, - встрепенулся Бек.

- Наш рыцарь трахал Алису! Такие подробности тебя удовлетворят Бек? – Усмехнувшись сказал Рапопорт.

- Ты что такое болтаешь гондон штопаный?! – Взвился Артем. – Ты что свечку держал?

Гриша махнул рукой, не реагируя на этот выпад. В комнате воцарилась тишина.

- Что серьезно? – Изумленно спросила Ирина.

- Ой да ладно тебе Пахомова, не строй из себя, - спустя некоторое время ответил Артем. - Ты же нас познакомила. Ты практически сунула Алису ко мне в постель. Не твои слова были, что мол она такая несчастная такая, и Алису надо бы успокоить?

- А это было до того, как она от меня ушла или после? – Вдруг спросил хриплым голосом Михаил.  

- До, после, во время. Да какая нахер разница? Это лишь подтверждает мои обвинения. Ты узнав о нашей с Алисой связи и грохнул бывшую, чтобы мало не показалось никому.

- Разница есть борода, - и все повернулись в сторону Олега. – Ведь я тоже с ней встречался, – это неожиданное признание Погорелого огорошило всех присутствующих. – И вот мне интересно в какой период времени ты зависал с этой маленькой шлюшкой? – Зло сверкнув глазами спросил он.

- Ай да Алиса, - засмеялась в голос Нюра.

- Не понял, - обескураженный таким поворотом промолвил Артем.

- Ты не понимаешь потому что Темка, ты дурак набитый. – Утирая слезы сказала Куйбышева. - Видимо пока ты топтал Алиску, Погорелый не дремал и пристроился сзади.

- Закрой свой хавальник тварь розовая! – Взорвался Артем.

- Эй, Синица держи себя в руках, - строго сказала Ира.

- Однако! – Выдохнул Александр.

- Любовный четырехугольник какой-то, - подал голос Казимир.

- Богомиров, ты всегда был мудаком, - вдруг ни с того ни с чего заявила Надежда Каштанова. – Какая циничность.

- Не понял, - настал черед удивляться Казимиру.

- Какие все сегодня непонятливые, - полыхала Надежда.

- Надя, если у тебя есть, что сказать, говори, - попросила Сара, - пожалуйста.

- Настаящему мужчинэ всегда есть что сказат, - процитировал Ибрагимов фразу из кинофильма «Человек с бульвара Капуцинов», - Гавари Надэжда, мы всэ обрашены в слух. Жутко интэрэсна, пачэму Казимир мудак.

- А потому что лучше бы ему молчать в тряпочку. Ненавижу лицемеров. Или ты забыл Казимир, как попросил у меня ключи от нашей с Сашей дачи в Комарово? И то как потом я нашла там спустя неделю забытый Алисой ридикюль. Я молчала, молчала. Но если уж пошла такая свистопляска, то давай на чистоту. Это уже не четырехугольник как ты выразился, а пятиугольник, а если мы тут продолжим делится своими секретами, то пятиугольник превратится в реальный многогранник.

- В рот мне ноги! – Нюру била истерика. Ее подруга София старалась как могла унять неуместное веселье своей партнерши.

- Все-таки ты гадина Каштанова, - сжав кулаки процедил Казимир. - Прошмандовка. Мы же договорились. Вот же стерва.

- Казимир, еще одно слово, и я выбью тебе зубы, - угрожающи сказал Александр встав с кресла на защиту своей супруги. – Сам виноват.

- Приструни лучше свою сучку Каштан, - встал ему на встречу Казимир.

Артем сидел, открыв рот от изумления. Олег был подавлен и изумлен не меньше него. Рапопорты смотрели на происходящее по-философски – и такое мол бывает. По крайней мере, Михаил уже не крайний, что радовало Гришу.

- События разворачиваются очень стремительно. Давайте стопорнем немного, и проанализируем полученные данные, - сказала Мендельсон. – Артем, Олег и как оказалось и Казимир спали с Алисой. Вы трое при живом бойфренде заигрывали с жертвой. Что это может значить?! Это может значит, что у каждого из вас был мотив.

- Какой же? – Спросил Казимир.

- Ревность! Разве этого недостаточно? Алиса прыгает с болта на болт, возбуждая нездоровую конкуренцию молодых и глупых самцов.

- Ты Мишу не сбрасывай пожалуйста со счетов. У него тот же мотив, - парировал Игнат. – Если уж ты ведешь следствие Сарочка, то будь не предвзятой.

- Хорошо. Ты прав. Не буду. На то время Миша уже расстался с Алисой. Разве нет?

- Нет! На то время они были еще вместе. У тебя выборочная память Мендельсон.

- Ты снова прав Игнат. Исправлюсь, - пообещала Сара. – Трое мужчин. Трое холостяков приударившие за красивой девушкой. В этом нет ничего странного.  Но меня почему-то гложет сомнение, что на этом все. Думаю, если капнуть глубже можно обнаружить еще много интересных моментов.

- Не сомневаюсь, - буркнул Казимир. - Давайте копать, что уж там, - ему ужасно не хотелось быть среди подозреваемых, Богомиров был готов принять любую действительность, которая отведет от него подозрения. Он не понимал, с чего это вдруг Надежда решила его сдать. Он было хотел поднять этот вопрос на обсуждение как его опередили.   

- Погодите пожалуйста, - подала вдруг голос скромная подруга Бека Ибрагимова – Лейла. Она была с Беком больше года и успела уже хорошо изучить его друзей. И кое, о чем могла судить. – Надежда, ты слишком яростно наехала на Казимира. С чего бы это? 

Михаила уколола внезапно возникшая догадка. Он задохнулся от неожиданности, но решил немного обождать. Это должно исходить не от него. Иначе его просто проигнорируют.

Все молчали переглядываясь. Порыв Надежды слить важную информацию, был непонятен не только Лейле, но и всем остальным. И поэтому никто не спешил вставлять свои две копейки опасаясь обвинений в предвзятом отношении.

Наконец Агарунов решил нарушить затянувшееся молчание: - У меня есть предположение. Если конечно мне можно говорить.

- Говори Миша, у тебя такие же права, как и у всех. Даром, что ты связан, - сказала Нюра.     

 - Мне кажется, что все дело в ревности. Надя ревнует Казимира к Алисе. Точнее ревновала.

- Агарунов, что ты такое говоришь? – Спросил Александр сжав кулаки. Он и так был на взводе, после выпада Богомирова в адрес его супруги, а тут еще и такое заявление.

- Интересное предположение, - прыснула Куйбышева, - час от часу не легче. А ну ка Надька, давай колись. Казимка тебе не безразличен, ни так ли? И когда ты узнала, что он валял Алису, да еще на вашей с Сашей кровати, для тебя это было ударом.

- Надежда! – Изумленно посмотрел Александр на супругу, когда та потупив взор ничего на это не ответила.

- Надя? – Вопросил Казимир, изумлённый не меньше Саши Каштанова. – Это правда?

- Да пошли вы все, уроды конченые, - заревела Надежда и вскочила с места в попытке убежать, подтверждая эту догадку, но была остановлена Нюрой.

- Ни так быстро подруга. Теперь ты подозреваемая. У тебя был мотив грохнуть Алису, которая отняла у тебя твою любовь. Вернись на место.

Та ошеломленно посмотрела на Куйбышеву и опустив голову вернулась на свое кресло. Не в силах смотреть в глаза Александру, отвернулась к окну.

- Итак, что мы имеем?! Артем Синица спит с Алисой, и тот факт, что она изменяет ему с Олегом делает того подозреваемым. Олег спит с Алисой и то что та одновременно делит постель с его другом приводит его в бешенство. Казимир без задней мысли трахает Алису, но возбуждает сам не зная того ярость и смятение в душе и сердце Надежды. Это позволяет внести Надежду в список желающих Алисе смерти. Вопрос остается открытым. Саша Каштанов знает об этом или нет. Если да, то и он подозреваемый.

- За каким бля хреном? В таком случае я должен был прирезать или Надю или Богомира. Но Алису мне зачем убивать? – Негодовал Александр.

- Я вижу это в таком свете Сашенька, - промолвила Ирина. – Ты знаешь о влечении твоей Надежды к Казимиру, и ты устраиваешь встречу Алисы и Богомирова, в надежде, что Надя об о всем узнает. Алиса становится для нее врагом номер один. О, это прекрасный гамбит. Ты хочешь отомстить. Ты убиваешь Алису и подставляешь Надежду, желая отомстить ей за предательство. Как тебе такой расклад Сашенька? 

- Пахомова, ты перебрала вина. Иди проспись лучше. Что за бред?! – Воскликнул Александр.  

- Не такой уж это и бред Каштанов. Это рабочая версия. И очень сильная версия я тебе скажу, - задумчиво сказала Нюра. – Кстати, а чего Бек и Игнатушка пока в стороне. Давайте и их привлечем для полноты картины. Что скажите? Ты не против Ирочка?

- Куйбышева, тэбэ лечится нада, - буркнул Ибрагимов.

- Уже лечусь Бек. За меня не беспокойся. Ты лучше подумай, как будешь выпутываться.

- Из чэго? – Недоуменно спросил он.

- Из задницы в которую влез, не подумав, как будешь выбираться, - улыбаясь ответила Нюра.

- Слюшай ты, шалава. О чем ты ваабше гаваришь? – Нахмурившись вопрошал Бек Ибрагимов.

- Фу! Как некрасиво ты разговариваешь Бек. Давай признавайся.

- В чем, ненармалная?

- Как в чем? Неужели не в чем? Ведь у нас сегодня день откровений. Ничего не хочешь сказать? – Подначивала Нюра. 

- Канечна хачу. Хачу сказат, что ты Куйбышева что-то слишкам активно подключилась, стараясь вывести тут всех на чистую воду. Может тэбэ самой лучше признатся?

- Наступит и мой черед Бек. Но сейчас тебе слово. Я думаю…

- Нюра остановись! – Игнат встал со своего места и вышел в середину комнаты. – Это уже становится похоже на сведение счетов. Что тебе сделал Бек? Ты просто так его достаешь.

- Разве? – Спросила она.

- Я в этом уверен. Тебе не в чем его обвинить и просто давишь на человека, ожидая что он взорвется. Ты всегда не любила Ибрагимова. Но это сейчас не важно.  А важно то что тебе самой точно стоит кое в чем сознаться.        

- Да? И В чем же?

- А ты хорошенько напряги свою память. Помнишь наш поход в театр полгода назад на «Чайку»? Я, Ира ты и Алиса. Надежда тоже должна была пойти, но видимо узнав о связи Казимира с Алисой отказалась, боясь сорваться. И тогда – вовремя антракта, ты наверно думала, что никто не заметит, но я заметил. Заметил, как вы с Алисой лобызались, спрятавшись за портьерой в буфете. Видел, как ты своим языком исследовала ротовую полость Алисы поглаживая той попку. Помнишь? 

- Вот же сучка! А на меня гнала, - воскликнул Бек Ибрагимов.

- Один ноль в пользу Бека, - расхохотался Тоша борода. – Ну что наша розовая подруга?! Теперь тебе не смешно? Значит и ты не смогла устоять перед волшебством Алисы. Губа, ты удивительный человек я тебе скажу. Смотри скольких успела охмурить твоя бывшая за очень короткий срок. Даже наша стальная леди не смогла справится со своей страстью.

Нюра ничего на это не ответила, она достала сигарету и демонстративно закурила, игнорируя это заявление. Ее подруга – София подобрала ноги и задумчиво смотрела на свою любимую, которую только что обвинили в предательстве. Ведь полгода назад они уже были вместе. И теперь все подумают, что и у нее был мотив убить Алису. Что было не далеко от истины. Если бы она знала об этом раньше может и прирезала бы и Алису и эту коварную тварь – Нюру. Например Пинхаса из Библии, пронзила бы копьем обоих. Но как она докажет, что ничего не знала?

- Что делает Софию подозреваемой, - неумолимо продолжил Игнат. – Прости Софочка дорогая. Это не личное. Скажи спасибо своей подруге.

- В свете происходящих событий думаю можно Михаила развязать. Он ведь на равных правах с вами всеми. Практически у каждого из вас был мотив. Так что… - промолвила Медельсон и подошла к столу, взяла нож для хлеба и вернулась к привязанному к креслу Михаилу. Ее никто не остановил. Она разрезала веревки освобождая узника от оков. Глубоко вздохнув Михаил, потер запястья и с укоризной посмотрел на понурых сокурсников.

- Ладно ребята, предлагаю устроить перерыв. Думаю, что все проголодались. Давайте поедим спокойно и продолжим поиски виновного, - вдруг неожиданно предложила Пахомова. Все посмотрели на нее как на инопланетянина. У кого после такого кусок полезет в горло? Но никто спорить не стал. Это было хорошей возможностью взять тайм-аут все обдумать и выстроить свою линию защиты.     

- Согласна, - сказала Сара. – Но сперва подытожим. Под подозрением – Артем, Олег, Казимир, Надежда, Александр, Нюра и София. Не при делах, пока (подчеркнула она) – Игнат, Бек, Ирина, Гриша, Соня, Лейла и Я.

- Ты забыла про Михаила, дорогая, - заметил Богомиров. – Он главный подозреваемый.

- Не могу согласится, но да ладно Казимир, если тебе так будет спокойней пусть будет. И Михаил! – Сказала Сара.

- Да, будет спокойнее, - буркнул он. 

 

 

Глава шестая.

 

«Милый, расскажи мне о своих друзьях с института. Какие они? Кто из себя что представляет? Мне интересно»: - попросила Алиса. Это было странной просьбой. Михаил рассказывал Алисе о своих отношениях с ребятами из института. И неоднократно. Ее интерес был по крайней мере странным если не сказать подозрительным. Но Михаил, зная характер Алисы, был уверен, что она не отстанет, и он поведал ей все что знал об этой компании. О каждом из них в отдельности и о всех вместе взятых. Странный блеск в глазах Алисы смутил его тогда, но он не придал этому особого значения. Он никогда не мог с полной уверенностью сказать, какие страсти бушевали в душе его женщины. Алиса всегда была непредсказуема и нелогична. И кто знает с какой целью она интересовалась этими людьми. Ему было все равно. Хочет знать так пусть знает.

- Миша, хочешь тост? – Спросила Сара, вырывая того из задумчивости.

- Что? Какой тост? – Не понял Михаил.

- Поджаренный, с клубничным джемом, - усмехнулась та.

Михаил ошеломленно посмотрел в прекрасные глаза Сары Мендельсон, не понимая, как она может оставаться такой спокойной. В соседней комнате холодеет труп его бывшей подруги со вскрытым горлом, а эта женщина ведет себя так, словно ничего не произошло. Предлагает тосты и все такое.

- Сара…

- Миша, не будь идиотом. Тот, у кого чистая совесть должен вести себя соответственно. Оплакивать Алису будешь позже, когда все закончится. Ешь давай! Покажи всем, что твоя совесть чиста и незапятнанна, - прошептала она ему на ухо.   

Агарунов последовал ее совету и взяв из ее рук кусок хлеба с аппетитом им захрустел. Гнетущая тишина зависла над сидящими за столом, и только редкие звуки столовых приборов смели нарушить эту тишину. Довольно продолжительное время компания сидела, не проронив и слова. Первым не выдержал Артем.

- А вам не кажется, что обвинения смехотворны? – Вдруг спросил он.

- Что ты имеешь ввиду, борода? – Подал голос Казимир, которого вся эта ситуация очень сильно напрягала.

- Ну трахал кто-то Алису…

- Не кто-то, а ты, - перебила Синицу Нюра.

- И ты тоже Куйбышева, - парировал он.

- И я тоже, - легко согласилась она. – А еще многих. Но все те, кого я трахала еще живы, а вот Алиса нет. Так, что борода не тяни одело на себя. Ты имел подругу Михаила, а теперь она лежит с распоротым горлом. Так, что не все тут чисто.

- Я лишь хочу сказать, что ревность — это очень слабый мотив для убийства. Кто-то с этим не согласен?

- Тоша прав! Надо в этом разобраться, - сказал Игнат откидываясь на спинку стула.

Над сидящими вновь зависла та самая - звенящая тишина. Все погрузились в свои мысли, каждый на кого пало подозрение старался найти мало-мальски логичное объяснение, которое сможет отвести от него обвинение.

- Возможно я смогу кое-что прояснить. Для тех, кто поддался очарованию Алисы это не будет открытием, но для всех остальных если таковые тут вообще есть, картина станет более четкой, - заговорил Михаил. – Алиса обладает… обладала, - глубоко вздохнув поправил себя Агарунов, - очень сильной харизмой. Ведь она не просто так тебе отдалась Артем. И тебе Олег и всем тем, кто залез ей в трусы. Алиса была человеком крайне эгоистичным и целеустремленным. Если она желала кого-то заполучить, то ей мало было тела. Она должна была добиться полного подчинения. Она сделала бы все для того что бы не только пленить ваши тела, но и сердца сделать своими узниками. Она влюбляла в себя каждого с кем спала. Я знаю, о чем говорю, я прожил с ней много лет. И даже расставшись не готов был принять этот факт, как должное. А это значит, что, узнав о ее измене каждый из вас был готов пойти на немыслимое. Не выносимо тяжело вынести сам факт предательства человека, которому ты отдал свое сердце, всего себя без остатка.

- Как романтично. Но не забывай Миша, и ты в том числе, - парировал Александр.

- И я, - с легкостью согласился Михаил. – Только моя совесть чиста. Я не убивал Алису. И полиция во всем разберется.

- Ха. Тоже мне праведник. Совесть его чиста видите ли, - усмехнулся Олег, - ты больше всех нас был под влиянием ее чар. По твоим же словам. Так что причин ее убить у тебя больше чем у всех нас вместе взятых.

- Поправка Олег. У меня причин было меньше всего. Потому что я это уже пережил. Перегорел, так сказать. А вот ты, например, Погорелый только ступил на эту стезю. Так, что ты не знал с чем имеешь дело. И ты, и Артем и Казимир, все вы жертвы.

- Как странно ты отсортировал нас. А куда же делась Куйбошева? Почему не упомянул Санька и Надежду? В конце концов София тоже при делах, - сухо сказал Олег.   

- У них другая история.

- Такая же, - махнул рукой Погорелый.

Следствие зашло в тупик. И все снова погрузились в раздумья. Но ненадолго. Нюра встала со стола и подошла к окну. Между уютом теплой комнаты и бушевавшей за окном стихией было лишь тонкое стекло, словно свидетель того как хрупка может быть окружающая тебя действительность. Достаточно лишь легкого касания чтобы стекло дало трещину, достаточно малого усилия чтобы разрушить эту защиту и тогда буран ворвется внутрь, разметет и разбросает, разорвет и погубит, перевернет с ног на голову реальность в котором они все обитали. Нюра это понимала. И возможно пока не поздно ей стоило бы остановится и хорошенько подумать, а стоит ли ворошить осиное гнездо. Она оглянулась через плечо и посмотрела на этих людей, которых она считала долгие годы близкими друзьями. А стоит ли выгораживать того, кто этого не заслуживает?! С ее стороны это была просто интрижка. Но он, он это было совсем другое дело. Нюра посмотрела ему в глаза долгим взглядом в котором читались возмущающие ее сознание мысли. «Не смей!», читала она по его губам, «Нюра нет!» шептали они. Она понимала, что назад дороги не будет. Она осознавала какую бурю поднимут ее слова. Но могла ли она позволить себе молчать? Нет! Он должен ответить. И он ответит. Ответит и она. Хватит! Она продолжала пристально смотреть ему в глаза и наконец решившись вобрала полной грудью воздух, приготовившись к длинной тираде. Но ее перебили.

- А давайтэ проверим метиасводки, что там слишна за пагоду, - буркнул Бек.

Все с готовностью достали свои сотовые пытаясь обнаружить хоть одно деление. Но связь как была мертва со вчерашнего дня, так и оставалась недоступной.

- Какие еще метеосводки Бек?! Связи нет. Хотя бы сотовая связь заработала бы, уже хорошо. А сводки дело десятое, - заметил Игнат.

- Может попробуем к соседям сходить? - Предложил Саша Каштанов.

- Харошая идэа, - подхватил Бек. – Нюр пайдем сходим вместэ?

- Без меня. Там холодно. Еще заблудимся, - попыталась та отвертеться.

- Да ладно тебе Куйбышева. Ты же среди нас единственный мужик с яйцами. Сама всегда так говорила. Что теперь? Совесть мучает, боишься боги тебя покарают? – Улыбаясь сказал Артем.

- Это тебя мудака боги уже покарали, не дав тебе ни мужественности, ни ума, ни яиц. Да пошли вы все. Уроды конченые. Идем Ибрагимов, - нахмурившись сказала она.

Нюра очень не хотела выходить из дома. Тем более в метель в этот снежно ветряной ужас. Но пошла все равно. Ей надо было собраться с мыслями. Надев верхнюю одежду Нюра с Беком покинули дом. Следя за ними через окно Игнат уже через несколько метров потерял их из виду.

- Прям как в кино, - еле слышно промолвил Пахомов.

- Что ты имеешь ввиду Игнат? – Спросила Сара.

- Ну знаешь, как в фильмах ужасов. Особняк где собралась группа людей. Кто-то умирает. Начинает свалка. Выяснение отношений, поиск виновного и так далее. Нам тут не хватает лишь кого-то вроде Эркюль Пуаро.

- Он у тебя есть. Это Сара Мендельсон, - улыбаясь сказала его супруга – Ирина.

- Я бы ее со счетов не сбрасывал, - отметил Артем. – Мендельсон та еще штучка.

- Какая емкая мысль, - рассмеялась Сара. - Штучкой меня еще никто не называл. Что же приятно осознавать, что я не такая простая как многим, но не тебе Тошенька, кажется.  

Разговор не клеился. Вроде и есть что сказать, но народ не очень уже и стремился к диалогу. После обвинений в адрес некоторых из них все застопорилось. А собственно кроме лишь обвинения в платонической связи с жертвой, крыть было нечем. И даже Мендельсон притихла, ибо дальше чем они уже продвинулись двигаться было некуда.  Все ждали возвращения Бека и Нюры, в надежде, что возможно у соседей будет какая та связь с внешним миром. Ждали они не долго. Уже через пятнадцать минут дверь резко отворилась в прихожую ввалился Ибрагимов в компании ураганного ветра и метели. Повоевав с незваным гостем, он таки захлопнул непослушную дверь, а затем упал на колени и заплакал, вытирая с лица слезы вперемешку со снегом.

- Что случилось?

- Бек где Нюра?

- Ибрагимов, твою мать отвечай. Где Куйбышева?

- Какого хрена Бека?

Подбежавшие к Ибрагимову люди, перекрикивая друг друга засыпали того вопросами о местонахождении Нюры Куйбышевой.

- Я, я нэ знаю, - всхлипнул он.

- Что значит не знаешь? Ты что ополоумел? 

- Да, Бек. Не гони беса. Где Нюра?

- Ми вишли, силный вэтэр. На полметра видэмости нол. Очен силный вэтэр. Снэг в рожу стегал нагайкой. А патом ее от мэня оторвала. Я лишь услышал ее крик каторый, пропал практычески сразу.

- Бек, что ты такое говоришь? Ты потерял Нюру? – В ужасе схватив себя за голову завопила Ирина. Потом подорвалась одевать пальто что бы пойти на ее поиски.

- Ирина успокойся, ты Нюре уже не поможешь. Ее не найти, пойми, - схватив ту за руки жарко заговорил Игнат.

- Что с вами со всеми идиоты. Это же Нюра. Она может замерзнуть на смерть. Она не найдет дорогу домой. Идемте ее искать.

- Успокойся Ира, чай не тайга, а маленький городишко. Куда-нибудь да придет. Если не к нашему дому, то к какому-то точно. Успокойся, когда все закончится мы ее найдем, - пытался успокоить Пахомову Олег.

- Ага, ее окоченевшее тело, - воскликнула Сара.

- Захлопни свою жидовскую пасть, - взорвался Олег.

- Погорелый, ты я вижу совсем рамсы попутал, - сведя брови к переносице угрожающи сказал Гриша Рапопорт, вставая на защиту Мендельсон.

- О! Как это характерно для вас. Держаться друг друга - эта ваша особенность. Знаешь ее несколько месяцев, а на годы нашей дружбы тебе плевать Рапопорт, - разгораясь все сильнее воскликнул Олег.   

- Не правда. Мне не плевать на нашу дружбу в отличии от тебя. Оскорбляя ее, ты оскорбляешь меня. Ведь я тоже жид. Ни так ли? Неужели так поступают друзья? – Сжав кулаки ответил Гриша.

- Так. А ну ка хватит. Только этого нам не хватало сейчас. Надо думать, что делать дальше, - пытаясь замять назревающий межнациональный конфликт, сказал Игнат.

- Что тут думать, надо идти спасать Нюру, - твердо сказал Михаил и решительно снял с вешалки свое пальтишко. Которое совершенно не было рассчитано на такое испытание.

- Куда это ты собрался уважаемый? – Загородив собою дверь возразил Артем.

- Ты чего? – Не понял Агарунов.

- А ни чего. Или ты думаешь, что я позволю убийце, вот так просто сбежать?

- Скажи Артем, ты родился имбецилом, или матушка тебя неоднократно роняла в детстве. Ты, о чем вообще? За этой дверью возможно умирает твой друг, которого ты знал не один год, с которым ты ел один кусок хлеба. Тебя волнует лишь то что я могу сбежать? Ах ты никчемный кусок дерьма. А знаешь что, давай одевайся, вместе пойдем ее искать. То есть я буду искать, а ты меня сторожить, чтобы я не сбег. Мудак ебаный, - Агарунов кипел от злости и непроходимой тупости этого человека, которая, по его мнению, переходила все границы.

Но еще больше его удивляло то, что никто не выразил желание идти на поиски Нюры. Он с омерзением взирал на этих с позволение сказать людей. Его тошнило от одного факто того, что он дышит одним с ними воздухом. Михаил не желал вдыхать миазмы исходящие от этих тварей именующие себя людьми. Лучше помереть выйдя наружу - на этот мороз. Лучше околеть от холода и задохнуться снегом чем терпеть такое.

Артем отвел глаза, высказывая свое по этому поводу мнение. Михаил переводил взгляд от одного к другому но никто не изъявил желание идти на поиски. Женщины рыдали, оплакивая свою подругу, мужчины хмурились, делая вид, что пытаются решить не разрешимый ребус.   

- Миша, никто не пойдет наружу. Хватит нам и Нюры. И ты не пойдешь. Ни один ни в сопровождении. Все ясно? – Строго и безапелляционно сказал Игнат.

- Кто тебе дал право? Ты что… - возмутилась Сара, но была грубо прервана Игнатом.

- Пока ты в моем доме Мендельсон и пока в соседней комнате лежит труп Алисы я решаю. Все ясно? Есть возражения, давай вперед, вали ко всем чертям. Никого не держу. Далеко все равно не уйдете. Только не ждите потом, что вам откроют дверь, - сузив глаза тихо сказал Игнат Пахомов.

- Игнат?! – Возмутился Ирина.

- Цыц, женщина! – Рявкнул он. – Идите в свой угол, следователи хреновы.

Сара с Ириной посмотрели на Игната, а потом на Олега, Артема Казимира и Бека, которые встали возле него показывая свою с ним солидарность понимая, что с пятью мужчинами им не совладать. И тот факт, что Михаил и возможно Гриша были на их стороне, ничего не меняло.

Агарунов посмотрел на Пахомова долгим пронзительным взглядом, затем медленно развернулся и пошел в гостиную, чтобы тут же вернуться, держа в руке большой нож. Крепко сжав рукоять ножа, он двинулся к Игнату.

- Прочь с дороги, - набычившись произнес Михаил.

- А иначе что? – Спросил Пахомов на лице, которого не дрогнул ни один мускул.

- А иначе, я выпущу тебе кишки падаль. Ведь смог же я по вашему мнению вспороть Алисе горло, смогу и вскрыть тебе брюхо.

- Ага! Значит ты сознаешься, что это ты убил Алису, - завопил Артем.

- Глохни Синица! – Не обращая на того внимания сказал Агарунов. – Я выйду на поиски Нюры, а потом мы вернемся. И Б-г мне свидетель, я тебя Пахомов уничтожу если ты нас не впустишь назад.

- Ты так говоришь, словно уже нашел Куйбышеву, - жуя губу сказал Казимир.

- С помощью Б-га найду, и с каждой минутой, что вы крадете у меня сейчас, вы крадете их у Нюры. Так что, пошли вон, - сказал он и выхватил у Бека фонарик, который тот все еще сжимал в руке. 

 Мужчины нехотя разошлись в стороны, а Михаил, решительно открыв дверь, вышел в метель.

Как только он переступил порог дома выйдя на крыльцо, сильный порыв ветра сбил Михаила с ног. Было очень холодно. Хлесткими пощечинами ветер бил Агарунова по лицу. Как точно Бек это описал - «стегал нагайкой». Дышать было невероятно тяжело. За воротник тут же набился снег, пальто не спасало. Мороз сковал все его члены, и Миша уже пожалел о своей затеи, но отступить сейчас не мог. Не мог потому что в таком случае ему бы пришлось смотреть в ухмыляющиеся рожи этих тварей, радующиеся его провалу. Он оттолкнулся от перил и сделал шаг вперед, тут же провалившись в сугроб. Утирая слезы и снег он с трудом различал недавние следы, оставленные Беком и Нюрой. Он пошел по ним. Свет фонарных столбов мало помогал. Спасал свет довольно мощного фонарика, освещая территорию метра полтора. Несмотря на то, что был еще день света не хватало. Солнечный свет не достигал земли поглощаясь толщей кучевых облаков. Михаил полз по снегу словно какой-то жук. Он понимал - времени у него очень мало. Если он не хотел замерзнуть надо торопится. Далеко уйти Бек с Нюрой не могли, так что вероятно зона поисков не должна превышать двадцати тридцати метров. И закашлявшись при попытке глубоко вдохнуть, он пополз дальше.

- У него ничего не получится, - произнес Олег.

- Будем надеяться, что Миша вернется и вернется не один, - сказал Гриша.

Сара, припав к окну пыталась хоть что-то рассмотреть.

Ирина пыталась успокоить безутешную Софию, которая, несмотря ни на что убивалась по Нюре. Лейла с Надеждой о чем-то шептались в сторонке. Соня Рапопорт не отходила ни на шаг от мужа. Игнат, переглянувшись с Беком позвал того в сторону желая что-то с ним обсудить. От Мендельсон не скрылось то что эти двое о чем-то жарко спорили. Она пристально за ними наблюдала. Сара шестым чувством ощущала, что Пахомов и Бек что-то скрывают. Она готова была продать душу за возможность послушать, о чем же спорили эти мужчины.

Михаил уже не чувствовал своих рук. Каждое движение стоило ему невероятных усилий. Уже больше двадцати минут он ползал возле дома Пахомовых пытаясь найти Нюру. И вот когда он уже отчаялся ее найти Михаил заметил темное пятно в нескольких метрах от него. Он пополз туда и уперся в лежащего на снегу и наполовину заметенного снегом человека. Несомненно, это была Нюра. Перевернув ее лицом к себе Агарунов увидел, что ее лицо было полностью разбито, словно что-то ударило ее.

- Нюра! – Закричал он, пытаясь стереть замерзшую кровь с ее лица. – Все будет хорошо.

Михаил потащил ее в сторону дома. Руки не слушались. Было очень тяжело самому двигаться, не говоря о том, чтобы еще тащить на себе человека. Но Агарунов не останавливался, понимая, что каждая минута может быть роковой для Нюры. Та не подавала признаков жизни. И возможно он пытается спасти то, что уже спасти было нельзя. Он об этом не думал. Михаил вообще ни о чем в данные мгновения не думал. Машинально загребая снег руками и отталкиваясь ногами он на пример спасателя волок Куйбышеву за собой, пока не уперся в бетонные ступеньки крыльца дома Пахомовых. С трудом встав на ноги он приподнял Нюру, и потянулся к двери. Как вдруг почувствовал что его предплечье что то сжало. Оглянувшись он увидел, как Куйбышева схватила его руку притягивая того к себе желая что-то сказать.

Михаил нагнулся, прильнув ухом к окровавленному рту женщины.

- Б-бек, - слабо прошептала она и отключилась, уже не подавая признаков жизни.

Михаил подумал было что ослышался. Но он знал, что услышал именно то что и хотела сказать Нюра. Агарунов с силой забарабанил в дверь.

Услышав стук в дверь все встрепенулись и бросились в парадную.

Тяжело ввалившись в дом Михаил, обессиленный и обмороженный, завалился на бок не силах больше удерживать Нюру. Казимир подхватил женщину и мягко уложил ту на половик. Ирина и Надежда подбежали к Михаилу и стали стаскивать с него задубевшее пальто. Накрыли того чьей-той курткой и сунули в скрюченные от холода руки чашку горячего чая.

Олег с Гришой тем временем занимались Нюрой, та находилась в бесчувственном состоянии. Прям на полу прихожей они неумело пытались привести ту в сознание.  

Все галдели и бегали вокруг этих двоих, таская одеяла, чашки чая и сухую теплую одежду. И только Бек Ибрагимов и Игнат Пахомов безучастно стояли в стороне, наблюдая за их действиями. От вездесущей Сары не укрылось то как они посмотрели друг другу в глаза. Было в это взгляде нечто такое, что очень испугало ее. Она не понимала, что именно, но знала, что надо быть на стороже. От этих двоих можно было ожидать чего угодно.

Отпихнув народ в сторону Лейла припала к груди Куйбышевой и удостоверившись что та все еще дышит, напомнила всем что имеет медицинское образование и стала раздавать приказы. Набрать ванну теплой воды, оттащить Нюру в ванную комнату, раздеть до гола и положить ее в теплую воду. Сама, прихватив принесенную Ириной аптечку пошла заниматься Куйбышевой.

Опираясь на Сару Агарунов направился к камину. Усевшись в кресло и протянув дрожащие руки к живительному огню, он оглянулся через плечо и пристально посмотрел на Бека. Проследив за его взглядом Мендельсон прошептала Михаилу на ухо: - Ты хочешь мне что-то рассказать?

- Не хочу, но видимо придется, - сказал он отвернувшись. – Сара, ты же обратила внимание на то, что Нюра вся в крови?

- Конечно. Она об о что-то ударилась, - ответила она.

- Возможно. Но прежде чем войти в дом Куйбышева пришла в себя, а затем вновь отключилась, но прежде чем потерять сознание Нюра произнесла одно слово.

- Какое?

- Бек!

- Что Бек? – Не поняла Сара.

- Я вот тоже не понимаю. Но могу лишь предполагать. Мне кажется, что разбитое лицо Нюры дело рук Ибрагимова.

- Зачем ему это?

- Не знаю Сара. Я вообще перестал что-либо понимать.

- Ты хочешь сказать, что Бек избил Нюру и бросил ту замерзать? Но зачем?

- Да не знаю я Сара, - раздраженно воскликнул Миша. Но это факт, как мне кажется. Нюра видимо что-то знает и хотела нам рассказать какую-то тайну. Информацию, которую Бек хотел скрыть, что бы та не стала достоянием общественности. Вот он и избавился от Нюры таким в принципе легким и безопасным способом. Но кто же знал, что я полезу ее спасать. Да еще Игнат.

- Что Игнат?

- Ты обратила внимание как Пахомов противился моему порыву. Это очень странно Сара. Ты не находишь?

- Ты прав. Эти двое что-то скрывают. Будем надеяться, что Куйбышева скоро придет в себя и об о всем нам поведает.

- Сара!

- Что Миша?

- Ты должна мне кое-что пообещать, - заговорчески произнес Михаил, воровато оглядываясь по сторонам.

- Что?

- Ни слова про Бека и наши подозрения.

- Но почему?

- Да потому что это опасно. Вот почему. Обещай!

- Хорошо Миша, - подумав немного, согласилась Сара.

Все находились в подавленном состоянии. Вернувшись и заняв свои места, компания вновь погрузилась в раздумья. Михаил наблюдал за Беком и Игнатом. Наконец вернулись Ирина Лейла и Рапопорты. Все встрепенулись и засыпали их вопросами о самочувствии Нюры и где София.

- Нюра жива, но не здорова, - вздохнув сказала Ира. - Мы ее отогрели в теплой воде, одели и уложили в кровать.  Она пока находится в бессознательном состоянии.

- На мой взгляд у нее сотрясение мозга, ну и обморозилась очень сильно, - добавила Лейла.

- Интересно, как ей удалось получить такие травмы, - буркнула Сара. – Ты случайно не в курсе Бек?

- Что? А я тут прычем? Я же рассказал, что потэрал Нуру. Что патом с нэй стало знат нэ магу, - сведя брови к переносице изрек Ибрагимов, зачем-то вновь посмотрел на Игната, что не укрылось от Агарунова.

Сара что-то хотела добавить, но встретившись сглазами с Михаилом прикусила язык. 

 

 

Глава седьмая.

 

Постепенно время близилось к вечеру. Следствие следствием, но кушать надо все равно. И хозяйка дома стала накрывать на стол. Ели все молча стараясь не смотреть друг другу в глаза. Атмосфера недоверия и отчуждения угнетала всех присутствующих. Непогода на вторые сутки к вечеру не только не сбавила свои обороты, но распоясалась и разошлась еще больше. Словно кто-то подгадал и собрал тут их всех вместе в такое время не просто так. Изолировав этих людей от мира и друг от друга. Вернулась Пахомова, она относила еду Софии, которая не желала оставлять, видимо не взирая ни на что, все еще любимого ей человека.  

- Думаю, - вдруг заговорил Гриша, - нам не стоит расходится по комнатам.

- Ты это о чем? – Спросил Казимир.

- О том, что я хочу иметь всех вас при себе. Понятно?

- Нет! Не понятно Гриша. Поясни пожалуйста, - потребовал Игнат.

Михаил понимал, что Рапопорт, как и он о чем-то догадывался. И он не хотел упускать из вида некоторых их своих «друзей».

- Думаю, что ничего еще не закончено, и поэтому чтобы на завтра мы не проснулись с еще одним трупом все должны заночевать в гостиной. Натаскаем сюда матрацев одеял, устроим пижамную вечеринку. Считаю обсуждать тут нечего.

- Это бредовое предложение, - буркнул Олег.

- Ага, - подхватил Погорелого Артем.

- Не такое он уж и бредовое, - сказал Михаил. – Я вообще не понимаю, чему вы противитесь. Только если …

- Никаких если, Агарунов, - встав со своего места воскликнул Игнат. – Не нагнетай. Хотите спать все в одной комнате? Мы с Ирой все устроим. Да Ира?

- Нет проблем. Конечно, - легко согласилась хозяйка дома.

- Зови Софию сюда, она не останется в комнате с Нюрой одна, - приказал Игнат.

- Хорошо, - сказала Ира и пошла за Софией.

И опять этот странный взгляд Бека. Тот стрельнул глазами по Игнату, словно вопрошая - что он творит. Михаил строго следил за ними, стараясь ничем себя не выдать.  На душе было не спокойно. Агарунов чувствовал, что предстоящая ночь не сулила ничего хорошего.   

Полумрак затемненной гостиной и завывания ветра снаружи действовали угнетающе не только на Михаила. Ворочаясь на тонком матраце, он никак не мог заснуть, и он знал, что никто в этой комнате - превратившуюся в лежбище котиков, не спит. Атмосфера недоверия и подозрительности давила на сознание, заставляла работать мозг на увеличенных оборотах. Прогоняя версию за версией, сопоставляя и анализируя. Но к сожалению, кроме подозрений Михаилу так и не удалось прийти к какой-то общей мысли, не удалось увидеть картину. Он был уверен, что тем же в эти мгновения занимались и все остальные - ворочающиеся в своих постелях однокурсники. Кто это сделал? Зачем? Сперва смерть Алисы, потом происшествие с Нюрой. Что хотят скрыть? Кто эта тварь или твари?

Так или иначе природа взяла свое и Михаил заснул. Ему снились кошмары. Неспокойный сон не принес облегчения, когда его из него резко вырвал душераздирающий женский крик. Снова! Такие пробуждения грозились перерасти в неприятную традицию. Агарунов вскочил на ноги и запутавшись в простыне упал на пол. Ошалело озираясь по сторонам Михаил, смотрел как народ бегает в суматохе держась за головы, причитая и плача. Не понимая, что происходит он сидел на полу пытаясь собраться с мыслями. Страшная догадка медленно подбиралась к его не до конца пробужденному сознанию готовясь огреть его обухом.

- Миша, Миша, - перескакивая матрацы и скомканные одеяла, разбросанные по комнате, к нему бежала Сара. Она схватила Агарунова за плечи и закричала ему в ухо, - Нюра мертва!

- Что? Как? – Ошеломленно спросил он. Хотя, положа руку на сердце, он ожидал подобного и поэтому удивление его было наигранным, нежели отображало истинные чувства Михаила.

- Ее задушили Миша, - сквозь слезы сказала Сара, - задушили. Подушкой! Кто? Кто это мог сделать? Зачем? – покачиваясь из стороны в сторону шептала она. Мендельсон находилась в состоянии шока.

Михаил гладил Сару по спине сотрясающуюся в рыдании, пытаясь успокоить. Он думал, что эту железную леди ничем не пронять, но как оказалось Мендельсон тоже была человеком. 

Громкий плач - кажется это голосила София, доносился из другой комнаты. Крики и взаимные обвинения ругань и мат. Налет цивилизованности слетел как будто его и не было вовсе. Михаил смотрел в напуганные лица этих людей и не узнавал их. Он пришел сюда с ненавистью в сердце, но сейчас, сейчас ему было безумно жаль этих людей. Ирреальность происходящего пугало и его тоже. Надо было что-то делать.  Мягко отстранив от себя Сару Мендельсон Михаил, встал и схватив за руку пробегающего мимо Игната.

- Игнат, возьми себя в руки. Надо всех успокоить пока ситуация не вышла из-под контроля.

- Да, ты прав Миша, - посмотрев тому глаза сказал Игнат. И последовав его совету глубоко вобрал полную грудь воздуха, восстанавливая дыхание и унимая дрожь в руках и ногах.

Затем он подозвал к себе Рапопорта. Вместе они стали вылавливать бегающих в смятении по дому людей и возвращать их в гостиную. Самых адекватных из женщин – Сару и Ирину он уговорил собраться с мыслями и прибрать в комнате, чтобы они могли разместиться и хорошенько подумать о том, что происходит.

Лейла с Надеждой вывели безутешную Софию. Та была мертвецки бледна. Красные от слез глаза слепо смотрели в никуда.

«Так играть невозможно. Она реально убита горем», - решил про себя Михаил, уверенный в том, что София этого сделать не могла. Хотя подобных чувств София не проявляла, когда Нюра была снаружи и считалась многими уже потерянной. Михаил посчитал, что София на тот момент был зла на Нюру, но потом, когда он ее спас София все ей простила. И когда она обнаружила подругу мертвой после того как та была прощена София сорвалась, душевное состояние этой женщины говорило само за себя.

Посмотрев на Сару Михаил, понял, что та не в состоянии исполнять роль следователя, ибо была подавлена. Ее хватило лишь на уборку, а потом она села в кресло поджав под себя ноги полностью погрузившись в себя.

- Так, народ. Прежде, все должны успокоится. И Б-га ради, кто-нибудь расскажет мне что произошло? Кто обнаружил Нюру первым?

Пахомова подняла руку: - Я всегда рано встаю. Привычка. Все еще спали. Я решила проведать Нюру, надеясь что та пришла в себя. Когда я зашла в комнату я увидела на ее лице подушку. Я бросилась к ней, но она уже не дышала, - сказав это Ирина, закрыла лицо ладонями и по детски захныкала.

- Какого хрена Пахомова? Какой смысл было спать всем в одной комнате если потом каждый мог встать и проведать Нюру. А заодно положить подушку ей на лицо и придушить, - негодовал Казимир.

- Да, я тоже такого мнения, -  буркнул Олег по привычке переглянувшись с Гришой Рапопортом.

- Я могу точно сказать, что никто ночью не вставал и не покидал эту комнату, - заметила Лейла.

- С чего такая уверенность Лейла? – Спросил Игнат.

- Ну, во-первых, у меня очень чуткий сон. Я просыпаюсь буквально с любого шороха. А во-вторых я спала у самого входа, и поэтому что бы покинуть гостиную надо было пройти мимо меня, перешагнуть потревожить. А это точно меня разбудило бы. Да я думаю и каждого из вас.

- Тогда остается Пахомова, - сказал Артем.

- Что Пахомова? – Возмущенно спросила Ирина, утирая слезы.

- Как что? Ты первая пошла в комнату и только у тебя была возможность — это сделать, - невозмутимо ответил Синица, не обращая внимание на ее рыдания и слезы.

- Ты говори, но не заговаривайся борода, - возразил ему Игнат. Это кто-то другой. Не смотря на очень чуткий сон Лейлы кто-то очень осторожный смог пройти мимо нее незамеченным.

- Как скажешь Игнат. Я что против? Допустим Ире незачем это делать. Тогда давай найдем того, кому это выгодно. А то у меня стойкое чувство, что к концу этой метели на твоей вилле останутся одни трупы.

Михаил слушал то одного то другого и никак не мог уловить постоянно ускользающую от него мысль.

А потом плюнув на осторожность, он решился: - Муж и жена одна сатана, - вдруг ни с того ни с чего сказал Агарунов.

- Что? Это ти эта к чэму? – Прищурившись спросил Бек.

- К тому, что Лейла не станет подставлять своего мужчину. И возможно ни только Ирина была первой кто разбудила Лейлу. Я думаю, что ты Бек намного раньше, еще глубокой ночью решил сходить в туалет, а заодно закончить начатое было дело.  Это ты избил Нюру и бросил ту подыхать на морозе. А потом, когда я ее нашел и вернул, ты решил добить ее, чтобы заткнуть ей рот. – Глядя в глаза Ибрагимову решил наконец высказаться Михаил.   

- Ты бредишь Агарунов, - промолвил Игнат.

- Разве? Ты готов поставить на кон свою свободу и жизнь, что твой друг Бек тут не причем? – Приготовившись к битве спросил Михаил.

- Ах ти падаль Агарунов. Тваю мат. Не трогал я Нуру. Ни тогда, ни сейчас, - сжав кулаки воскликнул Бек, поддавшись вперед.

Михаилу показалось странным, с какой интонации Бек сказал «тогда» и «сейчас». Слово «тогда» Бек произнес как-то неуверенно, отведя глаза в сторону, зато «сейчас» он практически выкрикнул, смотря прямо Михаилу в глаза. А может это лишь его фантазии. Потрясенное последними событиями сознание играло с ним в свои игры. Михаил не стал заострять на этом внимание, дав себе обещание вернуться к этому позже. 

 

 

Глава восьмая.

 

Все молчали, стреляли глазами друг в друга, транслировали недоверие и подозрение. Михаил обдумывал варианты, но ничего не приходило в голову. Он не сразу заметил, как к нему подошла Пахомова и легко тронула за плечо, привлекая его внимание. Качнув головой и сжав его плечо Ирина намекнула, что хочет поговорить тет-а-тет. Михаил молча встал и прошел вслед за ней на кухню.

- Что случилось Ира?

- Миша, я не могу никому доверится, - воровато оглядываясь сказала она.

- Что это значит? А Игнат?

- Даже Игнату. А именно ему в первую очередь.

«А вот это уже интересно»: - подумал Михаил. – Я тебя слушаю Ира.

- Когда я нашла Нюру с подушкой на лице я обнаружила в руке один предмет, - зашептала Пахомова. Слава Б-гу, что несмотря на потрясение я извлекла предмет и забрала его с собой. - Агарунов молчал, терпеливо ожидая продолжения.

Ирина разжала руку и сунула Агарунову под нос мятый носовой платок.

- Платок. Что с того?

- Посмотри на инициалы идиот, - вспыхнула Пахомова.

Михаил взял в руки платок осторожно развернул его. Дорогое изделие из парчи, скорее для красоты нежели для того чтобы утирать им нос, переливалось красивыми узорами, а в углу платка красовались две заглавные буквы – Б. Ю. И.

- Погоди. Это же инициалы…

- Да! Бека.

- Ты уверена, что это его платок?

- Миша, Ибрагимов повернут на платки. Их у него целая коллекция. Все об этом знают.

- То есть, ты хочешь сказать, что Нюра перед смертью вырвала у убийцы, а именно у Бека, из кармана платок, а он и не заметил?

- Думаю, это единственно логичное объяснение как он оказался в руке бедняжки Нюры. Ведь когда мы ее укладывали ее руки были пусты. Это подтвердят и Надя и Рапопорты.

- И что мне с этим делать дорогая?

- А что хочешь, - гневно воскликнула Пахомова.

- Ну ладно не злись Ира, - взяв ее за руки сказал Агарунов. – Я что-нибудь придумаю. Ты сама должна понимать это не так просто. Ты знаешь какая поднимется буря, когда я выброшу эту улику на всеобщее обозрение.

- Значит так тому и быть. Этот гондон убил Нюрку. Я точно знаю, - не сдержавшись Ира заплакала.

- Что тут происходит? – Подозрительно спросил вошедший на кухню Игнат.

Ирина стояла спиной ко входу и закрывала собой Михаила и платок в его руке. Тот незаметно сунул улику в карман и сказал: - Ира очень расстроена Игнат.

- И ты ее утишаешь значит? – прищурившись спросил Пахомов.

- Что за идиотский и неуместный сарказм, Игнат? Да, я ее утишаю. Разве ни так должны поступать друзья?

- Да, прости Миша. Конечно. Спасибо тебе, - сказал Игнат, не отрывая взора от содрогающейся в рыданиях спины своей супруги, в голосе которого не чувствовалось и капли искренности.

- Ладно, передаю на твое попечения Иру, Игнат. Все будет хорошо Ирочка. Обещаю, - тихо сказал Михаил и вышел из кухни оставляя супругов выяснять отношения. Главное, чтобы Ирина не проговорилась раньше времени. Михаилу надо было подумать, что ему делать с платком и как выстроить обвинение.

Агарунов вернулся в гостиную, а там во всю уже кипели страсти. Крики, взаимные обвинения, перепалки и ругань. Еще несколько минут назад они сидели насупившиеся и нелюдимые, но сейчас, неизвестно с чьей подачи все вдруг активизировалось и пришло в движение. Никто не хотел брать на себя ответственность за произошедшее. Впрочем, это было и логично и понятно. Михаил хотел было подумать насчет платка и обвинения в адрес Ибрагимова еще немного, но ситуация выходила из-под контроля. Народ был на грани срыва. Все могло взорваться в любой момент. Им надо было дать жертву. И пусть возможно платок — это не доказательство, но Михаил чувствовал, что Бек виновен. Виновен так или иначе, если не в одном то в другом. Его надо было валить. Он сидел и смотрел как воспитанные, культурные люди сбрасывают свои маски и превращаются в диких зверей. Он получал эстетическое удовольствие от этой картины.
Свидетельство того почему он ненавидел этих людей, почему он их сторонился и избегал. Насладившись сполна и вдоволь потешив свое самолюбие Михаил заорал на всю комнату:  

- А ну все закрыли свои пасти! – рявкнул он, заставив всех замолчать. Народ удивленно взирал на Михаила. Тому было, что сказать, и он не заставил их долго ждать. – Сара, пойди приведи Пахомовых, скажи, есть разговор.

Войдя в гостиную Ирина встретившись глазами с Агаруновым еле заметно кивнула тому головой. Игнат с потемневшим лицом плюхнулся на диван и набычившись уставился в окно. Сара заняла свое место, все ждали представления, которое для них заготовил Михаил.   

- Итак народ. Есть сдвиг по делу убийства Нюры, - сухо и обыденно произнес он.

- Хорошее начало. Нам же жутко повезло. Сперва у нас мисс Марпл заправляла, а теперь сам Эркюль Пуаро взял ситуацию в свои профессиональные руки, - решив пошутить сказал Артем Синица.

- Глохни борода! Тоже мне Петросян. Мише есть что сказать, и мы его выслушаем, потому что других вариантов у нас все равно нет. Не тебя же и твои дебильные шутки все время слушать, - воскликнул Казимир Богомиров, заставив Артема прикрыть свой рот до лучших времен. – Говори Агарунов, мы все во внимании.

- Спасибо Казимир. Давайте пройдемся по подозреваемым, и восстановим картину с самого начала. В первый день была жестоко убита Алиса – моя бывшая подруга. Под подозрение попадаю Я, что логично, тем более что в моей комнате обнаруживается орудие убийства. Как удобно, ни так ли? Что ничего не доказывает конечно. Его мог подкинуть любой из вас.

- Агарунов, твой спич направлен на доказательство твоей невиновности? Я что-то не понял, - перебил его Олег. Алекс и Бек поддержали товарища недовольными возгласами.

- Спокойно! Я начинаю с самого начала. Терпение Погорелый.  У меня был мотив – месть бросившей меня неблагодарной сучки…

- Миша! – укоризненно сказала Мендельсон.

- Прости. Но как оказалось я был не единственным патроном в обойме ее ухажеров. Ты Тема, соблазнившись прелестями Алисы решил приударить за моей подругой и как итог – скрипучая кровать и громкие стоны.

- Давай без метафор. Поэт тоже мне, - буркнул Игнат со своего дивана.      

- Хорошо, - легко согласился Михаил. – Артем спит с Алисой и узнает, что тем же грешит и Олег. Мотив – все тажа ревность и месть. И у одного и у другого. Но на этом Алиса не остановилась и стала крутить с Казимиром. И вот у нас уже третий подозреваемый -  Казимир Богомиров. Который мог не совладать с собой узнав о связи Алисы с Олегом и Темой.

- Все это не доказуемые инсинуации, - воскликнул Казимир.

- Закрой свой поганый рот Казимир, - взорвалась Надежда, все доказуемо и совсем не инсинуации.

- О! Надежда! – продолжил как ни в чем не бывало Михаил. – Надежда, не ровно дышащая на Казимира убита горем узнав, что предмет ее воздыханий возлег с этой блудницей. И Она мстит – вскрывая Алисе артерию кухонным ножом. Это предположение конечно Надя. Без обид. Пятый подозреваемый. На сцену выходит подозреваемый номер шесть – ее муж Саша Каштанов. Он узнает о тайном влечении своей супруги и готовит коварный план возмездия сразу этим двоим. Подставляя и Казимира и Надежду. Прекрасный ход конем. И можно было бы на этом и закончить страшный список. Но! Выясняется, что покойная Нюра так же имела связь с Алисой, и насколько далеко они зашли, мы можем только догадываться. Мне с трудом верится, что Нюра могла это сделать. Ни тот типаж, но, чтобы никого не обижать запишем и бедняжку Куйбышеву, как желавшей Алисе смерти. И вот у нас их уже семь. Любовь, штука, обладающая страшной силой. Мы не желаем делить своих любимых ни с кем-либо. Ни так ли София? – посмотрев на подругу Нюры сказал Михаил. Та никак не прореагировав тихо сидела на стуле отрешенно изучая свои ногти. Восьмой подозреваемый. В стороне, пока остаются чета Пахомовых и чета Рапопортов, Бек с Лейлой и конечно Сара Менденльсон которая, по моему мнению, вообще тут не причем. И все бы хорошо, ну или почти все, пока Бек не идет на прогулку с Нюрой наружу и та теряется в морозной мгле. Крыть тут нечем. Несчастный случай. Ведь так Бек?

- Канечно так! А какие могут быт варианты?

- О! Вариантов много Ибрагимов, - загадочно произнес Михаил. – Ты не учел меня и мой героический порыв – пойти спасать Нюру. В бессознательном, но живом состоянии Нюра вернулась домой и лежала в соседней комнате, пока кто-то не решил прервать ее бренное существование. С новым трупом начался второй этап. Кто придушил Куйбышеву? Почему закрыли ей рот навсегда? Кому это выгодно?

- Перебор с драматизмом Агарунов, - заметил Гриша, - ближе к делу.

- Согласен. Но и ты согласись, трудно сдержаться, когда вы все, черти конченные, впервые за все время нашего знакомства слушаете меня открыв рты в ожидание чуда, - процедил сквозь зубы Михаил. Ему не ответили, и он продолжил. – Вторая волна подозрений стартует с Бека.

- А чэго эта с мэна?

- А с того. Во первых ты был наедине с Нюрой - это раз. Она оказалась избитой – два. И она прежде чем отключится произнесла одно слово – Бек – это три.

- Что за чушь?

- Агарунов ты гонишь.

- Следователь долбаный.

- Ой да ладно!

- Это не серьезно, Миша.

На Михаила посыпался шквал протестов и насмешек выказывая свое отношение к его дедуктивным способностям. И лишь Ибрагимов не кричал и не возмущался. Нахмурившись он буравил Агарунова взглядом полным ненависти и неприязни.

- Миш, что по-твоему может означать произнесенное Нюрой имя Бека? – Спросила Ирина. – Я думаю, это может означать что угодно. Например, то что она в страхе и беспокойстве о Ибрагимове спросила у тебя в порядке ли ее друг и товарищ, который вышел в метель вместе с ней. Ведь и так могло все быть. Ты не согласен?

- Конечно согласен. Я же не обвиняю я лишь констатирую факт. И потом вы всегда можете сказать, что я все выдумал. Ведь доказательств этому нет.

- Вот сейчас ты верную мысль изрек Агарунов, - воскликнул Олег.

- Тогда мне ничего не остается как предъявить вам вторую улику. Первая - это нож, найденный в моей комнате. Вторая… Бек ты все еще собираешь эксклюзивные носовые платки? – вдруг спросил Михаил.

- Да, а что? – не понимая к чему тот клонит недоуменно ответил Бек.

- Ведь твое отчество Юсуфович? Бек Юсуфович Ибрагимов. Верно?

- Зачэм спращиваеш, и так знаэш, - еще больше нахмурившись ответил Бек.

- Удостоверится, что ничего не напутал. Это твое? – спросил Михаил, вытащив из кармана платок и демонстрируя его другим. – Твои инициалы? Коллекционер всегда помнит истории происхождения предметов своей коллекции. Какая история вот этого платка Бек?

- Аткуда он у тэба? – изумленно спросил Ибрагимов.

- Ответь Михаилу Бек, - сказал Игнат и зыркнул на Ирину странным взглядом, что не осталось незамеченным.  

- Э,э этат платок, мне падарил мой бельгийский партнор банкир из национального банка в Брусэлэ. Зная маю страст к платкам, рэшил сделат мнэ приятно. Тепер ты говори, аткуда он у тэба?

- Оттуда где ты его обронил Бек. Из руки мертвой Нюры.

В следующее мгновения комната взорвалась негодованием, злобными выкриками, матами и обвинениями в адрес Бека.

- Тише мать вашу, - перекрикивая толпу заорал Игнат. - Как он попал к тебе Агарунов

Переглянувшись с Пахомовой Михаил ответил: - Ирина мне передала. Она нашла платок зажатым в руки уже бездыханной Нюры. Из чего можно сделать только один вывод – Бек душил Куйбышеву, она сопротивляясь ухитрилась вытянуть из его кармана этот проклятый платок. Бек этого не заметил. Вот и весь сказ. Ибрагимов попытался убить Нюру в первый раз избив ее и оставив снаружи замерзать, но, когда не вышло, попытался сделать это еще и раз и преуспел. Вопрос, зачем Беку убивать Нюру. Непонятно. Только если она знала нечто такое, чего он боялся. Боялся, что Нюра обнародует эту информацию и сыграл на опережение. А поскольку без помощи своей подружки – Лейлы он бы это не провернул, это делает ее так же соучастницей. Чистыми опять же пока, остаются Пахомовы, Рапопорты и Сара. Что скажешь Бек?

- Ах ти падал. Я нэ убивал Куйбышеву. Да, я ее ударил, тагда, снаружи, адин раз. Она мэна вывела. Она плунула мнэ в лицо и ушла сама. Так я ее потэрал. Но я ее не убивал. – возмущенно восклицал Бек.

- А за что она тебя ударила? Ведь должна быть причина.

- Да какая блин сейчас разница?

- Большая. Если ты хочешь обелить свое имя, то будь добр расскажи. Я уже молчу про тот факт, что твоя вещь оказалась в руке убиенной.  

Все притихли и уставились на «посла из Азии». Бек затравленно посмотрел по сторонам и остановил свой взгляд на Игнате. Опять это. Что-то часто эти двое играли в гляделки в последнее время. Михаил чувствовал, что в этом дуэте Пахомов играл главную скрипку и поэтому опасался, что Бек будет молчать боясь реакции своего друга, чтобы там между ними не происходило. Агарунов двинулся по комнате и встал аккурат между ним прерывая зрительный контакт. Бек словно очнулся от сна поднял глаза и с мольбой посмотрел на Михаила. Но тот не собирался давать надежду тому, кто не дал ее другому человеку, жестоко оборвав жизнь бедняжки Нюры. Бедняжки ли?!

 

Глава девятая.

 

- Это произошло несколько лет назад, в тот день когда Алиса появилась в этом доме в первый раз, - вдруг чисто, без знаменитого ибрагимовсокого акцента, заговорил Бек.

- Бек! – воскликнул Игнат. – Остановись.

- Не останавливайся Бек, - произнес Михаил, не реагируя на Пахомова. – Тем более, что мы все сейчас становимся свидетелями чудесного избавления от акцента мучащее тебя Бек. Что? Это сейчас модно разговаривать как гастарбайтер? Полезно для дела? Столько лет ты всех водил за нос Бек. Прикольно! Впрочем, это сейчас не важно, продолжай.   

Опустив глаза Ибрагимов вздохнул и продолжил рассказ: - В тот день на вилле был я, Игнат с Ирой и Нюра. Пришла Алиса. Ирина уже общалась с ней несколько месяцев. И вот она решила нас тоже познакомить. Сперва все было цивильно и культурно, но потом ситуация немного изменилась. Мы выпили. Потом курнули пару косяков, которые я всегда ношу с собой на всякий случай. Потом выпили еще и еще. Все были навеселе. Алиса очень легкий на подъем человек, веселый и без лишних предубеждений.

- Была, - тихо сказал Михаил.

- Что? – недоуменно переспросил Бек.

- Была таким человек, твою мать, а теперь она мертва, – процедил Агарунов. - Продолжай.

- И вот как всегда бывает после убийственных доз алкоголя и травы вечеринка плавно перетекла в другое русло. Игнат …

- Ибрагимов берегись. Не стоит поднимать грязь со дна реки, тебе еще с нее пить, - рявкнул в сердцах Пахомов.

- Игнат, я тебя сейчас ебну, если ты еще раз вякнешь. Дай Беку говорить, - грозно заявил Каштанов Саша, сузив глаза.

- Игнат стал приставать к Алисе. Та была в стельку пьяна и не давала отчета тому что делала. Хотя стоит отметить на границе сознания Алиса сопротивлялась. В какой-то момент она дала Игнату пощечину. И тогда он озверел. Он ударил ее кулаком повалил на пол и задрал платье. Все это происходило на моих глазах. Нюра и Ирина тоже были свидетелями этого. Я не знаю, чем Игнат болеет, если делал такое при живой супруги и на ее глазах. Но это было именно так как и было. Ира хотела помешать, но была остановлена Нюрой. Ту это все несказанно веселило. Пока Игнат насиловал Алису, Куйбышева удерживала рыдающую Ирину и ржала как бешеный конь. А я… А я просто смотрел. Игнат всегда меня подавлял своей волей. Я не мог и не хотел вмешиваться, хотя был против этого.

- Вот же кусок дерьма, - выдохнул Артем. И было непонятно кого он имел ввиду, Игната, Бека или Нюру.

- Пока Игнат насиловал Алису он несколько раз ударил ее по лицу, что бы та не сильно сопротивлялась. Потом, когда все закончилось, Игнат что-то прошептал Алисе на ухо подкрепив свои слова очередной оплеухой. Та кивнула головой соглашаясь. Я подозреваю, что Игнат припугнул ее расправой если она вдруг засобирается в полицию или вдруг решит тебе Агарунов все рассказать.

Михаил вспомнил, как Алиса резко уехала к матери, не предупредив и не поговорив с ним заранее. Лишь позвонила и объяснила, что ей надо спокойно поработать в тишине над каким-то проектом по работе. Теперь он понимал, что она не хотела, чтобы он увидел синяки, оставленные Игнатом. Михаил посмотрел на Пахомова, который сидел, закинув ногу на ногу и мерзко ухмылялся. В комнате воцарилась гробовая тишина. Тихо было настолько, что можно было услышать тиканье брендовых ручных часов Гриши Рапопорта, A. Lange & Sohne за тридцать тысяч долларов.

- Потом, когда Нюра отпустила Ирину, та помогла Алисе собраться и посадив ее в машину увезла. Куда непонятно. Ира вернулась только под утро. Ира оказалась единственным хорошим человеком среди нас. Но я не убивал Алису. Зачем мне это? И я не трогал Нюру. Мне это тоже не к чему. Клянусь. Нюра хотела все рассказать. Видимо совесть ее замучила. Я обсудил это с Игнатом. Пахомов сказал мне поговорить с Куйбышевой и уговорить ту держать рот на замке. Что я и сделал, когда мы вышли наружу. Я посчитал что это была хорошая идея. Но та упиралась. И тогда я ее ударил. Не что бы навредить, а чтобы припугнуть. Она убежала от меня и видимо потерялась. Я подумал, что это удача. Оставить ее там. В конце концов я ничего такого не сделал, она сама решила уйти.

- Ну ты и сука Ибрагимов, - воскликнула его подруга Лейла. – Какая же ты тварь. А я еще с тобой…

Не прореагировав на эмоциональный выпад своей уже бывшей девушки, он добавил: - Я не виноват. Это все Игнат. Игнат изнасиловал Алису, и я уверен это он ее убил. Видимо та пришла угрожала ему, я не знаю. Прошло три года, но это не важно. Алиса наверняка ничего не забыла и прощать ничего не собиралась. И Нюру убил он, а не я, чтобы та не молола языком. Это он тот монстр, который вам нужен, - вскричал Бек, указывая, трясущей рукой на потемневшего лицом Пахомова.  

- Мне не понятны дальнейшие действия Алисы после того вечера в этом доме, - вдруг спросила София. – Она прыгает из постели в постель. То Артема, то Олега или Каземира, про Нюру я вообще молчу. Зачем? С какой целью? – спросила она, но все отводили глаза и ничего не отвечали.

- Я скажу зачем она это делала, - тихо произнесла Ирина Пахомова. – Она искала понимания, защиты. У каждого из вас скотов. Ведь и ты Артем и ты Олег, да и ты тоже Казимир, знали об этом. Потому что она вам сама все рассказала и просила вступится, сделать что-нибудь. Но вы ведь ничего не сделали, а просто воспользовались ее состоянием, и продолжили молчать. Вы всегда боялись Игната. Его воля подавляла вас. Бесхребетные создания, - громыхала Ирина.

- А сама что? – возмутился Олег. - Ты вообще была свидетелем этого. Сама почему молчала? Ведь ты могла пойти в полицию и донести на Игната, или подтвердить слова Алисы. Но и ты решила промолчать.

- Я это не сделала по просьбе Алисы. Она не хотела меня во все это втягивать. Потому что в ее глазах я была единственным человеком, который повел себя достойно в тот вечер. И полиция могла присвоить мне соучастие. А ей всего то было нужно извинение и раскаяние Игната Бека и Нюры. За то, что они сделали. А Мише она не рассказала, зная его характер. Да Миша.  Алиса любила тебя. И она знала, как сильно ты ненавидишь нас. И если бы она рассказала тебе, то что сделал Игнат, ты бы сделал какую-нибудь глупость. Этого она позволить себе не могла. 

- Я не буду тебя выгораживать сволочь, - воскликнула Лейла, обращаясь к Беку. – Я уже говорила, что сплю очень чутко. И прекрасно помню, как ты гадина ночь выходил из гостиной. Ты еще пожелал мне хороших снов.

- Мне надо было в туалет идиотка, - вскричал Бек. – В туалет. Понимаете?

- Понимаем. Ты выходишь в туалет, заодно забежав на пару минут к Нюре душишь ее подушкой и оставляешь на прощание презент – свой коллекционный носовой платок, - безапелляционно заявил Михаил. – Игнат убивает Алису, которая уже задолбала его своими угрозами и просьбами покаяться, пользуясь исключительной возможностью – скоплением большого количества народа и непогодой, которая заперла нас всех тут на неопределенный срок. Вы два скота. А Куйбышевой поделом. Мне ее не жалко.  

- Вот же уроды, - с чувством произнес Игнат. – А ты Ира. Как ты могла?

- Как я могла? – поразившись невероятной наглостью изрекла Ирина. – Как я могла? А ты как мог? При мне трахать другую бабу. И не просто трахать – насиловать. Тут единственный урод - это ты. Бек просто твоя собачонка. Но ты… Будь ты проклят Игнат. И мне плевать. Пусть даже я пойду как соучастница. Я все расскажу. А ты сядешь. И уже не за изнасилование, а за убийство.

-  Не трогал я эту дрянь! – вскричал Игнат, подорвавшись с дивана. И тут же получил апперкот от Михаила, который мгновенно того вырубил.

Вдруг раздалась трель телефонного звонка. Звонил телефон Надежды.

- Странно, связь вернулась. С работы звонят, - удивленно таращась на телефон пробормотала Каштанова. И тут же как по команде запипикали телефоны мгновенно сорвавшимися словно с цепи сообщениями - с вотсапа, фейсбука, простыми смс, апликациями, которые скопились за эти два дня.  Пятнадцать телефонов трезвонили как сумасшедшие, толи отпевая панихиду за скоропостижно скончавшихся, толи провожая Игната с Беком в места столь отдаленные.

Посмотрев в глаза своему мужу долгим пронзительным взглядом Ирина демонстративно взяла свой телефон и набрала полицию.

Полиция приехала довольно быстро, несмотря на непогоду и завалы на дороге. Двойное убийство это вам не шутки. Задержали всех. Пока одни офицеры полиции одевал наручники на Игната и Бека другие изучали трупы Алисы и Нюры. Вдруг из комнаты выбегает молодой полицейский.

- Девушка с перерезанным горлом жива! Срочно вызывайте скорую.

 

                                      ***

 

 

 

 

Эпилог.

 

 

Нервно комкая салфетку сидя в кафешке на Арбате Михаил Агарунов, нетерпеливо посматривал то на часы, то на входную дверь. Он ждал. И вот когда его терпение показало дно и привстал чтобы уйти в кафе вошли две женщины. Которых как ему казалось он очень хорошо знает. Но как показала жизнь ни про кого нельзя сказать с полной уверенностью что ты его знаешь. Он никогда по-настоящему не знал свою девушку – Алису, и не мог даже догадываться каким всё-таки другим человеком окажется Ирина Пахомова.

- Миша привет. Долго ждешь? Пробки по всему центру. Прости, - сказала Ирина и подставив стул Алисе села напротив Михаила.

Шея молодой девушки была перебинтована. Цвет лица был серым, но глаза лучились светом.

- Алиска ты как? – тихо спросил Михаил.

- Спасибо дорогой, все хорошо. Рана была не глубокая. Артерия не задета. Так что жить буду. Я дала уже показание в полиции. Игната будут судить за попытку убийства. Бек сядет за убийство Куйбышевой. А все остальные я надеюсь будут привлечены за сокрытие преступления трех летней давности. По крайней мере я на это очень надеюсь. Ведь я им все рассказала, и Олегу и Артему и Казимиру. Каждому из них. Но они предпочитали просто трахать меня и не обращать внимание на то что сделал Игнат.

- Алиса, милая, прости, - потупив глаза произнес
Михаил. – Я не знал, что с тобой так обошлись. Если бы только я…

Алиса накрыла его руку своей ладонью прошептала: - Миша, я не хотела, чтобы ты знал. Ты хоть тихий и незаметный, но ты собственник еще тот. Если бы ты только узнал про Игната, он не дожил бы до сегодняшнего дня, а ты сидел бы в тюрьме. Поэтому… И потом со мной всегда была Ирочка. Она за мной присматривала. И помогла совершить правосудие. Это ты меня прости. Просто я не знала, как еще действовать. Я не предавала тебя этими связями. Я их просто использовала. Хотела использовать.

- Что ты имеешь ввиду Алис?

- Ты же не думал, что все это случайно? Или подумал? Конечно же подумал. Правильно. Так и было задумано, - улыбаясь ответила вместо Алисы Пахомова. – Миша, мы с Алисой планировали это уже давно.

- Что планировали? – все еще недоумевая, спросил Михаил.

- Все что произошло на вилле Пахомовых, дорогой, - загадочно улыбаясь сказала Алиса. – Когда после многократных попыток достучатся до совести Игната и всех остальных ничего не вышло. Мы решили действовать по-другому. Ира все еще порывалась пойти и донести на Игната, но я не разрешила. Он бы выкрутился, а Ире потом досталось бы. И тогда в моей, а точнее в нашей с Ирой головах возник план. Подгадав с погодой (это был именно тот единственный элемент, который был не в нашей власти) мы собрали всех на вилле.

- Мой брат работает в охранной фирме и разбирается во всяких электронных штуках, - продолжила Ирина. – Он и подогнал мне приблуду которая глушит сотовую связь.

- Не понял. Ты хочешь сказать, что все это время мы могли позвонить в полицию? – Михаил был ошеломлен.

- Верно. Но было еще рано. Правосудие еще не восторжествовало. Все должны были покаяться в своих грехах, а некоторые заплатить.

- Но тебе повезло, что у Игната руки растут из жопы и он лишь полоснул тебя по горлу, а не вскрыл его полностью.

Женщины переглянулись, и Алиса тихо произнесла: - Игнат меня не трогал Миша.

- Как? Тогда кто? – подавшись вперед воскликнул он.

 - Никто.

- … - Агарунов хватал воздух ртом ничего не понимая.

- Ты забыл кто я по профессии. Я же медсестра. И точно знаю, как нанести рану так, чтобы это не угрожало жизни. Много крови, немного грима и все думают, что я мертва. Процесс запущен. А потом чудом оставшаяся в живых девушка свидетельствует рассказывая, как Игнат ее убивает. В доказательство орудие убийства - кухонный нож которым он резал колбасу с его отпечатками пальцев.  С Нюрой произошел сбой.

- Какой сбой? –  невнятно спросил Михаил, он был как в тумане.

Камера, установленная у порога дома, зафиксировала как Бек ее ударил. И если бы ты ее не спас его можно было бы обвинить в убийстве Куйбышевой. Пришлось импровизировать. Как некстати у Гришы возникла идея спасть всем вместе в гостиной и Ире пришлось подсыпать Беку слабительное в кофе. Вот ему и приспичило ночью пойти в туалет, мы знали, что Лейла проснется и будет свидетельствовать против Бека, когда услышит его исповедь. Что и произошло. И потом Бек не мог убить Нюру, даже если у него и были подобные мысли, а их у него не было. Он на это не способен. Он трус по природе, всегда играл вторые роли, даром что являлся директором банка. Он не мог это сделать еще и потому, что комната с Куйбышевой была заперта на ключ.

- Тогда кто это сделал, если вы мы находились в одной комнате, и никто кроме Бека ее не покидал. И, по вашим словам, он этого не делал. Тогда кто это сде… - Агарунов осекся на полуслове. Сглотнув Михаил, посмотрел на Алису. – Ты… ты

- Эта тварь заслуживала смерти. Если бы ты только видел, как эта мерзкая паскуда скалилась и подначивала Игната, когда он меня насиловал. Как потом ни в чем не бывало совала мне в рот свой язык. Я с огромным удовольствием придушила эту суку, - яростно зашептала Алиса. – Подставить Бека не составило труда. Его долбаный платок Ирка украла, когда они гостили у него дома. Таким образом мы убили двух зайцев.  Ты не можешь меня осуждать, - практически закричала Алиса, когда увидела, что с каждым словом Миша отдалялся от нее, отдалялся навсегда.

- А меня за чем пригласили? А Сара, какую роль она играла во всем этом.

- Тебя позвала Ира, потому что я попросила. Мне хотелось, чтобы ты был рядом. Ну и потому, чтобы подумали в самом начале на тебя, это должно было усыпить их бдительность. А Сара, а что Сара?! Она хорошая, правда? Я хотела, чтобы вы познакомились. Я знала, что она не даст тебе сорваться. Ведь она отлично справилась со своей задачей. Ни так ли? – сказала Алиса.

Михаил закрыл глаза пытаясь унять дрожь в руках. В праве ли он был осуждать Алису. Что он вообще мог знать о том, что чувствует человек, над которым надругались, которого втоптали в грязь душу которого смешали с дерьмом, а потом сказали, что так и было. Он открыл глаза и посмотрел на любимого человека. Когда-то горячо любимого им человека. Он был уверен, что сможет понять Алису и то что она сделала, но сможет ли он продолжить ее после этого любить он не знал.

 

Конец.  

-  

 

         

 

 

 

 

       

-

   

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

       

  

                        

Изменено пользователем Туранчекс

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Ты на детективы перешел бро?


  мы в телеграмме :sml_gallery_103797_270_1169:  https://t.me/Gribo4eki  Чат с названием Gribo4ek.info

ссыла на канал магазина http://gribo4ek.org/    в телеграмм   https://t.me/SporeBankGribo4ek 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
28 минут назад, djafarchik сказал:

Ты на детективы перешел бро?

Если ты обратил внимание бро. По рассказам. Я пробую себя в самых разных жанрах. Вот пришло время детектива. Надеюсь что получилось. Хотя это конечно вам решать. :mrgreeen:

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
1 час назад, Туранчекс сказал:

Я пробую себя в самых разных жанра

У тебя получаеться:preved:


  мы в телеграмме :sml_gallery_103797_270_1169:  https://t.me/Gribo4eki  Чат с названием Gribo4ek.info

ссыла на канал магазина http://gribo4ek.org/    в телеграмм   https://t.me/SporeBankGribo4ek 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Присоединяйтесь к обсуждению

Вы можете написать сейчас и зарегистрироваться позже. Если у вас есть аккаунт, авторизуйтесь, чтобы опубликовать от имени своего аккаунта.
Примечание: Ваш пост требует одобрения модератора, прежде чем станет видимым.

Гость
Ответить в этой теме...

×   Вставлено с форматированием.   Вставить как обычный текст

  Разрешено использовать не более 75 эмодзи.

×   Ваша ссылка была автоматически встроена.   Отображать как обычную ссылку

×   Ваш предыдущий контент был восстановлен.   Очистить редактор

×   Вы не можете вставлять изображения напрямую. Загружайте или вставляйте изображения по ссылке.

Авторизация  

×
×
  • Создать...